Информационное обеспечение оперативно-розыскной деятельности

Известно, что термин "информация" (от лат. informatio - разъяснение, изложение) интерпретируется в двух значениях: в обыденном как сведения (сообщения, известия), передаваемые людьми устным, письменным или иным способом (с помощью условных сигналов и т.п.) и осведомляющие о чем-нибудь; и в научном как обмен этими сведениями между людьми, человеком и автоматом, автоматом и автоматом.

В обоих аспектах категория "информация" включена в науку информатику, изучающую информационные процессы в социосреде, в том числе такие познавательные компоненты, как:

  • структура и общие свойства самой информации;
  • ее роль в проектировании (моделировании) и непосредственном осуществлении социальной деятельности;
  • воздействие на объекты и субъектов этой деятельности;
  • различные системы сбора, переработки, хранения и использования информации в конкретных видах деятельности и др.

Существуют два методологических подхода к разрешению проблемы получения и использования оперативно-розыскной информации в ОРД. Первый связан с потребностью уяснения данной категории как важнейшего элемента социальной коммуникации, заключающейся в обмене между участниками ОРД определенными сведениями или знаниями. Второй сводится к необходимости осмысления процессов продвижения и изменения количественного и качественного состояния этих сведений или знаний в ходе оперативно-розыскной деятельности, а также к разработке адекватных технологий сбора, фиксации, переработки, хранения и использования информации в системе данной правоохранительной деятельности.

Одновременное использование обоих указанных подходов позволяет представить собственно оперативно-розыскную информацию и информационное обеспечение ОРД в их единстве.

Понимаемая таким образом оперативно-розыскная информация становится стержневым звеном во всей ОРД. Она способствует выявлению в условиях конкретного места и времени непосредственных объектов оперативно-розыскной деятельности, определению реальной потребности и целесообразной предметной направленности оперативно-розыскного воздействия на них, прогнозированию результатов данного воздействия, выбору соответствующих мер, средств, форм, методов деятельности и т.д.

Одно из первых и продолжительное время господствовавших в теории ОРД определений понятия оперативно-розыскной информации было предложено Д.В. Гребельским, который сформулировал его как совокупность первичных и производных данных о лицах, причастных к подготовке и совершению преступлений, о состоянии оперативно-розыскных сил и средств, а также об условиях, в которых протекает деятельность органов милиции по борьбе с преступностью.

Позже, несколько расходясь с позицией Д.В. Гребельского, Г.К. Синилов к содержанию понятия оперативно-розыскной информации отнес сведения, свидетельствующие о задуманных, подготавливаемых или совершенных преступлениях, о лицах, представляющих оперативный интерес, а также о причинах и условиях, благоприятствующих совершению преступлений. В последующем ряд авторов включили в данное понятие также сведения, характеризующие: оперативную обстановку; психологические черты лиц, подозреваемых в подготовке и совершении преступлений; текущие профилактические и оперативно-розыскные мероприятия; виды и способы совершения преступлений; приметы преступников, похищенных вещей; данные о замышляемых и подготавливаемых преступлениях и другие компоненты.

Приведенные определения отвечают главным образом сугубо прикладному пониманию сущности и содержания рассматриваемого вида информации, что в основном удовлетворяет повседневным утилитарным потребностям оперативно-розыскной деятельности. Однако нынешнее стремление к всеобъемлющему использованию в теории и практике ОРД широчайших потоков различной информации обусловливает отношение к ней как к системному социальному образованию.

Надо полагать, что именно такое отношение позволило С.С. Овчинскому раскрыть множественный характер оперативно-розыскной информации, и в частности выделить важные методологические аспекты, а именно:

  • отражательный, раскрывающий роль информации в процессах отражения объективного мира;
  • гносеологический, дающий представление об информации как о средстве познания;
  • аксиологический, формирующий ценностные концепции информации для различных сфер социальной деятельности;
  • семантический, выясняющий словесное содержание и значение информации;
  • коммуникативный, раскрывающий психологические и организационно-психологические закономерности и механизмы информационной связи в социальных коммуникациях, и другие.

В распространенных научных положениях о понятии и сущности оперативно-розыскной информации ее главная ценность справедливо усматривается в том, что она является объективным отражением изменяющейся социальной среды и обстановки, в которых осуществляется ОРД. Но следует указать и на то, что данная информация отражает также последствия постоянного воздействия на эту среду особенной по своей направленности и содержанию деятельности (как правомерной, так и противоправной) различных социальных субъектов.

Собственно, на этом пересечении оперативно-розыскная информация, во-первых, зарождается, берет начало, а во-вторых, здесь же она продолжает "работать", то есть продвигаться и развиваться, включаясь в процессы непосредственного осуществления ОРД и отражая изменения, происходящие либо непосредственно в объектах оперативно-розыскной деятельности, либо на периферии их.

В одних случаях эта информация отражает конкретную преступную деятельность отдельных лиц или групп, в том числе социально и психологически значимые для нее личностные характеристики соответствующих субъектов; в других же случаях речь идет о зафиксированных изменениях, происшедших в социальной среде вследствие указанной деятельности (в первую очередь об изменениях в состоянии и структуре преступности), а также об отражении роли в этих изменениях определенных социальных, правовых, правоохранительных процессов, иных событий, обстоятельств и т.п., в том числе влияющих на зарождение и развитие преступного поведения отдельных лиц и т.д.

Как известно, проведение оперативно-розыскной деятельности на практике сопряжено с постоянно возникающей у ее субъектов потребностью в расширении предметного представления о непосредственных объектах ОРД, а также в целенаправленном информационном воздействии на них согласно основным целям и задачам указанной деятельности. Эта потребность упирается в не разрешенную до конца проблему определения и использования адекватной по своему содержанию оперативно-розыскной информации и ее источников.

Выделяются две главные функции оперативно-розыскной информации: познавательная и действенная, реализуемые в процессе непосредственного осуществления ОРД.

Познавательную функцию традиционно связывают с информационно-аналитическим обеспечением ОРД, что сводится преимущественно по изучению и оценке оперативной обстановки. Содержание последней рассматривается в основном через призму криминологической характеристики преступности.

Такое изучение требует получения развернутых криминологических знаний о состоянии, структуре, динамике преступности, ее причинах и иных детерминистических факторах. Данный уровень познания может обеспечить лишь системный подход, выходящий за рамки чисто эмпирического описания отдельных совокупностей преступлений, ибо здесь уже требуется выяснение их системных отношений, установление наиболее устойчивых и поддающихся объективной оценке взаимосвязей, которые существенно влияют на характер и объем соответствующей информации.

Некоторые теоретики ОРД склонны считать, что подобное познание оперативной обстановки, служащее целям обеспечения организационно-управленческих процессов в ОРД, базируется не на оперативно-розыскной, а на криминологической или социальной в широком смысле информации. С этим утверждением нельзя полностью согласиться, ибо множественность целей и задач оперативно-розыскной деятельности, обязанностей оперативных подразделений, а также комплексность мер и средств этой деятельности, способов и источников ее информационного обеспечения и т.п., придают практически почти всей информации, используемой в ОРД, специфические признаки именно оперативно-розыскной информации.

Иное дело, что эта информация действительно во многом формируется за счет находящихся на стыке с теорией ОРД различных знаний, в частности криминологических, криминалистических, психологических и др. Иначе говоря, речь идет о междисциплинарном характере оперативно-розыскной информации.

Однако важно при этом подчеркнуть, что эта информация в данном случае включает в себя не "чистые", а трансформированные отраслевые знания, т.е. информационные срезы, востребованные и адекватно используемые в процессе осуществления ОРД в познавательном и инструментально-действенном значениях.

Вместе с тем, познавательная функция оперативно-розыскной информации реализуется неодинаково по направленности, предметному содержанию и объемам получаемых, перерабатываемых и используемых сведений в зависимости от общего или видового изучения оперативной обстановки. В первом случае познание преследует более отдаленные организационные цели ОРД, а информация носит при этом преимущественно общий, в том числе прогностический характер.

Результаты общего анализа оперативной обстановки позволяют, в частности, вскрыть и оценить общее состояние преступности, ее структуру и динамику, в том числе уровень распространенности тех или иных видов преступлений, сопоставить обнаруженные тенденции с объективными изменениями социальной среды на различных макроуровнях и т.д. В итоге это создает информационно-аналитические предпосылки для разработки перспективных (годовых, пятилетних) планов усиления борьбы с преступностью, укрепления оперативных позиций в определенных регионах, экономических зонах и т.п.

Основными источниками информации для проведения такого анализа служат официальные статистические данные, информационные обзоры и т.п., в том числе относящиеся к деятельности других государственных органов, учреждений и организаций, программы социального, экономического развития районов, городов, областей и т.д.

Во втором же случае мы имеем дело с организационно-управленческим уровнем использования оперативно-розыскной информации на отдельных видовых направлениях борьбы с преступностью, в частности для предупреждения и раскрытия отдельных видов преступлений, розыска преступников и т.д.

В сферу видового анализа оперативной обстановки включаются, например, сведения о распространенности серийных тяжких и особо тяжких преступлений; обороте в преступной среде огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывных устройств; межрегиональном и транснациональном перемещении преступного элемента, в частности участников организованных групп и преступных организаций; появлении этнических и национальных преступных группировок и т.д. Устанавливаются и изучаются, кроме того:

  • наиболее типичные формы и способы совершения отдельных видов преступлений;
  • социальные и психологические факторы формирования личности преступника, совершающего отдельные виды преступлений;
  • конкретные жизненные ситуации и обстоятельства, которые во взаимосвязи с субъективными личностными характеристиками могут привести к совершению отдельных видов преступлений конкретными категориями лиц;
  • оперативные контингента, которые в силу вероятного преступного поведения должны находиться на оперативно-розыскном либо профилактическом учете специальной видовой "оперативной окраски";
  • основные показатели оперативно-розыскной деятельности по направлениям предупреждения и раскрытия отдельных видов преступлений и т.п.

Видовой анализ оперативной обстановки преследует также цели более полного и глубокого выявления и изучения специфических причин и условий, способствующих совершению отдельных видов преступлений, включая их взаимосвязь с криминогенными факторами окружающей среды и т.д., а также в целом анализ и оценку уровня оперативно-профилактического наблюдения за криминогенной средой.

К источникам информации при проведении рассматриваемого вида анализа в первую очередь должны быть отнесены традиционные сведения информационно-аналитического назначения, как, например:

  • первичные носители зафиксированных сведений о зарегистрированных, раскрытых, предотвращенных и пресеченных преступлениях, возбужденных уголовных делах и их движении (журналы регистрации, статистические карточки и т.п.);
  • формы учета и регистрации заявлений и сообщений граждан, должностных лиц, общественных организаций; письменных поручений следователей; указаний прокурора; определений суда (в рамках уголовных дел, находящихся в их производстве);
  • публикации в средствах массовой информации, значительно дополняемые сегодня интернет-изданиями;
  • законченные и рассмотренные судами уголовные дела и реализованные (архивные) оперативно-розыскные дела;
  • аналитические обобщения, информационные справки, докладные записки, статистические отчеты по отдельным направлениям борьбы с преступностью с применением оперативно-розыскных средств и методов.

При необходимости могут также использоваться методы социологического опроса населения, интервьюирования работников оперативных подразделений, в том числе получение экспертных оценок наиболее опытных оперативников и т.п.

Информацию действенного назначения следует дифференцировать на так называемую первичную и вторичную оперативно-розыскную информацию.

Получение и использование первичной оперативно-розыскной информации представляет собой начальный этап информационного обеспечения организационно-тактических задач ОРД и, по существу, сводится к оперативно-поисковой работе в определенной социальной среде, в определенных слоях населения, на определенных промышленных и др. хозяйственных объектах, в определенных инфраструктурных образованиях и т.п., с целью:

  • получения и проверки первичных сведений об отдельных лицах и группах, в поведении и поступках которых обнаруживаются признаки подготовки или совершения преступных действиях, а равно для установления причастности этих лиц и групп к преступлениям, совершенным неизвестными лицами;
  • установления лиц, осведомленных о преступной деятельности объектов, представляющих оперативный интерес, об имуществе, денежных средствах и ценностях, добытых ими преступным путем, а также об иных фактах и обстоятельствах, являющихся носителями доказательственной информации;
  • установления местонахождения лиц, подозреваемых в совершении преступлений, а также скрывающихся от следственных органов, суда или отбытия уголовного наказания и т.п.

Анализ современных условий проведения ОРД позволяет рекомендовать оперативным подразделениям ведение поиска первичной оперативно-розыскной информации прежде всего в традиционной среде оперативных контингентов (ранее судимые, особенно за преступления, совершенные в составе преступных групп; прямые соучастники, пособники, сбытчики, проходившие по уголовным делам о групповых преступлениях и не привлеченные по разным причинам к уголовной ответственности; авторитеты криминальной среды; лица, ведущие ярко выраженный антиобщественный и противоправный образ жизни, и др.), а также среди представителей теневого бизнеса, сомнительных торговых, валютных структур и т.д.

Эти рекомендации вытекают из действующего законодательства. В частности, речь идет о требовании ч. 1 ст. 103 УПК Украины, обязывающей органы дознания (к которым относятся и оперативные подразделения) принимать все необходимые меры для выявления признаков преступлений и лиц, их совершивших. Практическое выполнение указанного требования связано с "оперативной отработкой" социальной среды и ее определенных (криминогенных) элементов, что предполагает осуществление мер ОРД.

Вторичная оперативно-розыскная информация представляет собой сведения, сбор и использование которых проводится, как правило, в рамках оперативно-розыскных дел. В первую очередь это данные, подтверждающие наличие правовых оснований заведения указанных дел. Однако для принятия окончательных решений о проведении ОРД таких оснований мало. На эти решения влияют многие другие факторы информационного характера, как, например:

  • достаточность исходных данных для объективной оценки самой потребности в осуществлении оперативно-розыскной деятельности, а также определения объектов оперативной разработки, конкретных задач, адекватных мер ОРД и целесообразности их проведения;
  • наличие сведений, подтверждающих надежность источников получения исходной информации и достоверный ее характер;
  • наличие реальных путей и возможностей восполнения гласных и негласных источников оперативно-розыскной информации для обеспечения перспективы развития оперативной разработки фигурантов по оперативно-розыскным делам, получения объективных данных о личности, поведении, связях разрабатываемых лиц, а также о характере, направленности, целях и способах осуществления ими преступной деятельности и т.д.

Главнейшим, пожалуй, из перечисленных факторов является уверенность в правильности выбора объектов ОРД. Для выявления и подтверждения соответствующих признаков требуется сбор, изучение и оценка сведений о явно выраженном преступном поведении конкретных лиц или групп; о характере и криминальной направленности этого поведения, в том числе о наличии в действиях предполагаемых объектов ОРД признаков конкретных преступлений; о личностной характеристике, прежней преступной деятельности, преступных связях и ином ближайшем окружении этих объектов и т.д.

Получение таких сведений, во-первых, существенно повышает правовую значимость исходной информации, во-вторых, они необходимы для отыскания оперативных подходов к объекту разработки, для установления с ним или его близкими связями контактов, т.е. создания благоприятных предпосылок для успешного выполнения задач оперативной разработки.

Таким образом, оперативно-розыскная информация на данном организационно-тактическом уровне ОРД представляет собой прежде всего те исходные знания, которые позволяют принять правильные и безошибочные решения относительно правовой обоснованности, фактической необходимости и возможности осуществления ОРД в определенных условиях и в отношении конкретных объектов.

Однако на этом же уровне указанная информация является и инструментальной составляющей непосредственного оперативно-розыскного процесса. Ее функцией в значительной мере становится информационное воздействие на разрабатываемых объектов и их окружение с целью побуждения к определенным социальным отношениям и различным действиям. Эти отношения и действия, как известно, могут свидетельствовать о причастности фигурантов к конкретным преступлениям, указывать на соучастников и иные преступные связи объектов оперативной разработки, обнаруживать следы и орудия преступлений, вещественные доказательства, места укрытия скрывающихся преступников, а также хранилища ценностей, добытых преступным путем, вскрывать причины и условия, способствующие совершению преступлений, и т.д.

Реализация действенной функции оперативно-розыскной информации предполагает, с одной стороны, получение необходимых, тактически значимых для оперативной разработки сведений, а с другой стороны, включение их в порядке обратной связи в процесс данной разработки в выгодном для нее свете. В этом заключается принципиальная схема "работы" оперативно-розыскной информации в ОРД, то есть воздействия ее на непосредственные объекты оперативной разработки.

Говоря о получении оперативными подразделениями тактических сведений, следует заметить, что традиционные способы сбора их негласными источниками наталкиваются на весьма действенные контрмеры со стороны объектов ОРД. В современной преступной среде это заметно проявляется в усилении консолидации криминальных элементов и конспирации их преступной деятельности, в повышении уровня осведомленности о методах оперативно-розыскной деятельности и т.п., а также в осуществлении целенаправленных организованных мер по противодействию утечке информации из своей среды.

Поэтому сегодня большое значение приобретает опосредованное получение оперативно-розыскной информации в смежных с преступной средой сферах, охватывающих:

  • интимные связи лидеров, членов организованных преступных групп и других, лиц, приближенных к этим группам;
  • семейно-бытовые, родственные отношения участников преступных групп;
  • сферы проведения лидерами и членами групп досуга, в том числе места пребывания и лиц, принимающих в этом участие;
  • сферы удовлетворения потребительских интересов, личного обслуживания и т.п.

Содержание данной информации может быть самым разнообразным: от освещения образа жизни, траты денег, получения подарков, проявления интереса к отдельным объектам, органам и физическим лицам со стороны разрабатываемых (проверяемых) фигурантов до обсуждения ими конкретных преступных замыслов, планов, последствий содеянного, путей реализации имущества, добытого преступным путем, и т.д.

Для сбора опосредованной информации в интересующей среде чаще всего используются естественные жизненные условия, привычные формы социального общения и т.п. Однако данные процессы возможно активизировать в нужном для ОРД направлении, чему может способствовать метод оперативного общения, в котором заключены специфические информативные, регулятивные и действенные компоненты. Этот метод позволяет регулировать условия и формы межличностного, внутри-группового и межгруппового общения, создавать наиболее благоприятные условия для получения ценной оперативно-розыскной информации.

Методология оперативного общения базируется на знании и использовании общих и особенных (свойственных именно ему) психологических закономерностей социального (вербального, невербального) общения. Ее теоретическая и прикладная разработка осуществляется в последние годы украинскими учеными в рамках научного развития психологии оперативно-розыскной деятельности как отдельной отрасли прикладной психологии.

Можно с уверенностью назвать три социальные сферы, информационно насыщающие организационно-тактические меры ОРД по предупреждению, раскрытию преступлений, розыску преступников, а также по выявлению и устранению причин и условий, способствующих совершению преступлений:

  1. среда, в которой формируются оперативные кон-тингенты и черпаются резервы их пополнения (отдельные лица и неформальные объединения с антиобщественной либо противоправной направленностью; места концентрации таких лиц и объединений и т.д.);
  2. среда, в которой проявляют себя (действуют) отдельные лица и группы, подготавливая или совершая преступления, скрываясь от органов следствия, суда либо отбывания уголовного наказания (общественные места, предприятия, организации и учреждения, представляющие для них криминальный интерес: "черные" рынки валюты, ценностей, автомашин; подпольные игорные заведения; притоны для приезжего преступного элемента и т.п.);
  3. сферы семейно-бытовых отношений и личного обслуживания объектов ОРД (родственники; ночные клубы, рестораны, кафе, казино, иные увеселительные заведения; проститутки; поставщики наркотиков; работники и завсегдатаи бильярдных; обслуживающий персонал бань, саун, бассейнов; массажисты, врачи и иные лица, в чьих услугах нуждаются преступники, и т.п.).

Если первые две сферы - это сферы сугубо преступной деятельности оперативных контингентов, то третья -это места либо их проживания, либо привычного времяпрепровождения и т.п. Данная дифференциация представляется полезной для определения адекватных источников оперативно-розыскной информации.

И, наконец, необходимо осветить еще одну важнейшую функцию оперативно-розыскной информации, а именно то, что она в значительной мере представляет собой результат или конечный продукт оперативно-розыскной деятельности. В этом качестве оперативно-розыскная информация реализуется в процессе ОРД согласно ее целям и задачам, преследуемым оперативной разработкой конкретных объектов.

Это может быть информация, необходимая для:

  • решения частных тактических задач, например для установления оперативным работником психологического контакта с лицом, представляющим оперативный интерес, побуждения объекта разработки к посещению определенных мест и т.п.;
  • достижения целей предотвращения или пресечения подготавливаемых и раскрытия совершенных преступлений, розыска скрывшихся преступников;
  • обеспечения стратегических целей борьбы с преступностью, в частности выявления и устранения причин и условий, способствующих совершению преступлений.

Несомненно, важнейшая в этом отношении роль принадлежит оперативно-розыскной информации как источнику судебных доказательств в уголовном судопроизводстве. Сегодня уже невозможно оспорить тот факт, что в таком качестве эта информация способствует установлению объективной истины по уголовным делам. Она насыщает доказывание фактическими данными не только о главных, но и о сопутствующих событиях, а также об источниках этих данных. Информация сопутствующего характера имеет, кроме того, значение важных ориентиров в уголовном судопроизводстве, помогающих определить направления расследования преступлений, выдвинуть и отработать следственные версии и т.п.

Все вышесказанное относится главным образом к рассмотрению сущности, содержания и назначения оперативно-розыскной информации в ОРД. Эффективность же использования этой информации зависит от уровня ее систематизации, концентрации и циркуляции, что в конечном счете обеспечивает и сохраняет ее "длящуюся" ценность. Сущность этой идеи заложена в автоматизированных информационно-поисковых системах.

Прописной истиной, пожалуй, является то, что в оперативно-розыскном информационном процессе, как и в любом другом, действует принцип обратной информационной связи: чем больше исходных сведений введено в оборот, тем больше интересующих ответов будет получено из всех упорядоченных источников информации. Это является особенно важным условием для процесса накопления и движения негласной информации, поступающей от негласных источников.

Научные наблюдения показывают, что данный процесс еще не обеспечивает всех практических потребностей ОРД. Одной из причин является то, что информация, поступающая в оперативные подразделения, используется преимущественно для решения локальных задач, хотя значительная ее часть может быть реализована неоднократно, многопланово, несколькими исполнителями и даже оперативными подразделениями различных региональных уровней.

Устранению этого недостатка может способствовать реализация идеи централизованного накопления и прохождения оперативно-розыскной информации по такой принципиальной схеме:

  • информация имеет универсальный оперативно-тактический характер и может быть полезной для других оперативных работников, а равно для иных оперативных подразделений в рамках отдельных органов милиции;
  • информация представляет интерес для оперативных подразделений других органов, в том числе в пределах регионов, межрегиональных границ, в целом по стране или в транснациональных масштабах.

Именно этот принцип следует положить в основу системы циркуляции оперативно-розыскной информации, с тем чтобы эта система могла обеспечивать:

  • доступ к ценной информации, имеющей оперативно-тактическое значение, всех заинтересованных оперативных работников независимо от пространственных и внутриведомственных разграничений субъектов ОРД;
  • поиск необходимых оперативно-розыскных данных в возможно короткие сроки;
  • подготовку управленческих решений и оперативно-тактических рекомендаций по отдельным направлениям ОРД на региональных, межрегиональных уровнях и в целом по стране.

В заключение остановимся на некоторых соображениях относительно принципов получения и использования оперативно-розыскной информации. Некоторые из них уже освещались в литературе. Однако их перечень следует дополнить другими важнейшими принципами, в первую очередь принципом законности. Он определяет то исходное положение, которое обеспечивает легитимность получения и использования оперативно-розыскной информации. Эта легитимность достигается путем объективного оценивания каждым оперативником содержания, структуры, способов получения и целей применения данной информации не иначе как через призму адекватной оценки правового содержания, оснований и порядка проведения оперативно-розыскной деятельности в целом.

Органическим продолжением принципа законности является принцип соблюдения информационной безопасности человека. Он обеспечивается реализацией не только норм оперативно-розыскного законодательства, но и требований законов Украины, охраняющих общее информационное пространство, государственную, банковскую, коммерческую тайну и, главное, личную информационную безопасность граждан. Данная безопасность обоснованно интерпретируется как состояние защищенности жизненно важных интересов личности от угроз в информационной сфере. Сами же эти интересы рассматриваются как совокупность информационных потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование человека.

Следующим важным принципом получения и использования оперативно-розыскной информации является принцип информационной достаточности. Его требования, заключающиеся главным образом в полноте и оптимальности информации, должны учитываться как на организационно-управленческом, так и организационно-тактическом уровнях осуществления оперативно-розыскной деятельности. В литературе указывалось на сложность обеспечения данного принципа: в практике ОРД еще не выработаны единые критерии достаточности информации, в том числе для принятия решений о применении тех или иных оперативно-розыскных мер, средств и методов, постановке оперативных контингентов на различные виды учета и т.д.

Особенно пагубно сказывается недостаточность оперативно-розыскной информации на прогнозировании и снижении степени опасности оперативного риска при выполнении оперативно-тактических задач ОРД.

Риску как негативному психологическому фактору ОРД в специальной литературе уделялось немалое внимание. Между тем оперативный риск является своего рода обязательным профессиональным элементом всей оперативно-розыскной деятельности. Выполнение задач ОРД в рискованных ситуациях чаще всего оказывается обязанностью оперативного работника, поскольку ход развития подавляющего большинства оперативно-розыскных мер изначально связан с объективной информационной неопределенностью. Именно недостаточность информации в большинстве случаев является главным источником оперативного риска и его возможных опасных последствий.

Такие последствия носят разнообразный характер, в том числе это могут быть и действия, причиняющие вред отношениям, охраняемым законом. В публикации, подготовленной с участием одного из авторов данной работы, было высказано мнение о том, что сущность риска в ОРД есть не что иное, как право на причинение, в случае возникновения непредвиденных обстоятельств, вреда при непосредственном проведении правомерных и необходимых оперативно-розыскных мер по выявлению и изобличению преступников.

Как известно, законодатель предусматривает освобождение от уголовной ответственности лиц, причинивших вред правоохраняемым интересам в условиях оправданного профессионального риска (статья 42 Уголовного кодекса Украины). Эта норма распространяется и на работников оперативных подразделений, а также лиц, привлекаемых к выполнению задач ОРД на добровольной основе.

Источник – глава из учебного пособия:

Основы оперативно-розыскной деятельности в Украине (понятие, принципы, правовое обеспечение) Часть первая. Учебное пособие Э.А. Дидоренко, Б.И. Бараненко, В.А. Глазков, Н.И Курочка, В.А. Силюков, А.Г. Цветков; Под. ред. проф. Э.В. Виленской; МВД Украины, Луг. акад. внутр. дел им. 10-летия независимости Украины. - Луганск: РИО ЛАВД, 2006. - 245 с.

Реклама
Задачи по экономике с решениями
Статьи по экономике