Понятие дознания

На различных этапах развития украинского государства дознание в системе органов, ведущих борьбу с преступностью, занимало разное место, выполняя при этом неоднозначные функции. С учетом названных обстоятельств дознание в обществе и правовой науке понималось и интерпретировалось неодинаково.

В праве зарубежных стран дознание рассматривалось как особый вид познавательной деятельности полиции, что вытекает из ее административных функций и поэтому не имеет утоловно-процессуального характера. Этимологически термин "дознание" происходит от слова "дознавать", "дознать что-либо" и означает "допытываться", "узнавать", "разузнавать", "доведываться", "разыскивать", "доходить розыском", "осведомляться", "удостовериться в чем-нибудь", "узнавать подробно и верно о чем-либо". Ныне в интерпретацию слова "дознание" вкладывается не только познавательный аспект этой деятельности, а и ее административно-правовая суть (дознание - предварительное административное расследование).

В приведенных толкованиях термина дознания содержится множество отличительных признаков, отражающих его сущность. В частности, дознание должно выяснить то, что подлежит установлению органом дознания в связи с совершением конкретного преступления. При этом важно установить достоверные, истинные факты, то есть то, что имело место в реальной действительности. Это гносеологический аспект сущности дознания, что отражает его познавательную функцию в уголовном процессе.

Следует иметь в виду, что изложенная интерпретация не содержит указаний на признаки, важные для характеристики процессуальных аспектов дознания. Вместе с тем, именно его процессуальная сторона является наиболее существенной в определении понятия дознания, поскольку речь идет о дознании, осуществляемом в связи с совершенным преступлением, не в какой-либо произвольной форме, а в порядке и форме, специально предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством, в соответствии с которым органы дознания для достижения гносеологических целей должны осуществлять конкретные доследственные и следственные действия. В этом заключается процессуальный аспект сущности дознания.

Не менее важен и его оперативно-розыскной аспект, ведь деятельность отдельных органов дознания регламентируется не только УПК, а и Законом "Об оперативно-розыскной деятельности". В соответствии с Законом "Об оперативно-розыскной деятельности" специальные подразделения органов внутренних дел, Службы безопасности, приграничных войск и управления государственной охраны познают криминогенные явления с помощью системы гласных и негласных розыскных, разведывательных и контрразведывательных мер, широкого использования специальных оперативных и оперативно-технических мероприятий.

Характеристика понятия дознания была бы неполной без учета служебного (вспомогательного) аспекта сущности дознания. Органы дознания выполняют возложенные на них функции как по личной инициативе, так и по указанию или по поручению органов досудебного следствия, прокуратуры, иногда - суда. Но вне зависимости от того, что послужило поводом к началу профессиональной деятельности дознания, последнее всегда направлено на оказание содействия органам следствия и суда в успешном решении задач уголовного процесса, сформулированных в ст. 2 УПК Украины.

Не следует забывать, что функция расследования не является для органов дознания основной и, тем более, единственной. Для милиции как органа дознания основная функция - это охрана общественного порядка; для Службы безопасности - обеспечение государственной безопасности страны; для органов приграничной охраны - обеспечение неприкосновенности государственных границ Украины; для командиров военных частей и объединений - вооруженная защита государства.

Перечисление основных функций иных органов дознания можно было бы продолжить, но и сказанного достаточно для вывода о том, что функция расследования для них является не основной, а дополнительной, связанной с главной - непроцессуальной - их деятельностью и потому ни в коем случае не может быть доминирующей в ее функциональной структуре.

Иногда, характеризуя отличительные признаки дознания с целью их отграничения от признаков, выражающих сущность досудебного следствия, некоторые ученые акцентируют внимание именно на оперативно-розыскном аспекте такой деятельности. Однако, во-первых, не всем органам дознания присуща данная специфическая функция. Ее вправе осуществлять только органы внутренних дел, Службы безопасности, а также управление государственной охраны. Во-вторых, в процессе дознания не всегда возникает необходимость использовать оперативно-розыскную деятельность. Поэтому главными признаками, характеризующими соотношение дознания и досудебного следствия, являются те, которые характерны для всех органов дознания и в то же время отличительны, а стало быть, не присущи досудебному следствию.

К их числу прежде всего относится то, что дознание -это не обязательная, а факультативная форма расследования. Досудебное следствие, наоборот, является обязательной формой расследования для всех без исключения преступлений, кроме тех, которые рассматриваются в порядке частного обвинения. С этой позиции дознание не может заменить досудебное следствие, последнее же может обойтись в отдельных случаях и без дознания.

Если с дознания началось расследование конкретного преступления, то только как в его первоначальной форме. Впоследствии оно подлежит замене на досудебное следствие (за исключением случаев прекращения уголовного дела на основании пп. 1,2 ст. 6 УПК).

В сравнении со следствием проведение дознания является одновременно и ускоренным, и укороченным производством. Согласно закону дознание может продолжаться не более 10 дней по тяжким преступлениям и столько же после установления лица, совершившего преступление, которое не является тяжким. Не лишено этих особенностей дознание и в случаях продления его сроков при протокольной форме досудебной подготовки материалов.

До 1993 года в УПК Украины выделялось два вида дознания: по делам, по которым предварительное следствие обязательно и по которым оно обязательным не является, когда дознание применялось как основная и окончательная форма предварительного расследования по некоторым категориям уголовных дел. И хотя в 1963 году применялась протокольная форма досудебной подготовки материалов о хулиганстве, а с 1977 года о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 85 УК Украины (мелкое хищение), этот способ проведения дознания в качестве самостоятельной его формы, как правило, не упоминался, а рассматривался как особый вид проведения дознания. Вместе с тем, уже в тот период некоторые ученые указывали на ошибочность такого подхода, полагая, что протокольная форма подготовки материалов является специфической формой дознания и ее самостоятельность относительна, поскольку она может быть заменена основной формой проведения дознания, т.е. предварительным следствием.

Сторонники этой точки зрения подчеркивают, что, решая вопрос о видах дознания, следует исходить из того, действуют ли органы дознания по возбужденным уголовным делам или же они расследуют преступления без их возбуждения в протокольной форме досудебной подготовки материалов. Такой подход, по их мнению, согласуется с правовой регламентацией дознания, содержащейся в ст. 101 УПК, в которой речь идет о проведении дознания по возбужденным уголовным делам о тяжких и нетяжких преступлениях, а в ст. 426 УПК - о производстве дознания без возбуждения уголовного дела в протокольной форме досудебной подготовки материалов. С учетом изложенного необходимо различать два вида дознания: дознание по возбужденным делам и дознание по фактам преступлений, расследуемых без возбуждения уголовного дела в порядке протокольной формы досудебной подготовки материалов.

Подвергая критике такой подход к вопросу о классификации форм дознания, процессуальные оппоненты отрицают возможность выделения протокольной формы досудебной подготовки материалов, которую осуществляют органы дознания в порядке, предусмотренном ст.ст. 425, 426 УПК, утверждая, что, безусловно, досудебная подготовка материалов по указанной форме относится к процессуальной деятельности органа дознания, и поэтому между ней и досудебным расследованием есть много общего, но это не дает оснований считать ее разновидностью дознания или досудебного следствия либо каким-то смешанным производством, поскольку такое протокольное производство происходит на стадии решения вопроса о возбуждении уголовного дела, имеющей совсем иные задачи, чем стадия досудебного расследования. Даже законодатель, указывают они, в п. 4 ч. 4 ст. 10 Закона "О милиции" говорит о проведении дознания и осуществлении досудебной подготовки материалов как о разных формах процессуальной деятельности милиции.

Несмотря на то, что национальному уголовному судопроизводству дознание известно еще со второй половины XIX в., в теории уголовно-процессуального права по-прежнему остается дискуссионным вопрос о его юридической сущности и не существует однозначного определения понятия этого правового явления.

Разнообразие противоречивых взглядов на дознание на протяжении определенного периода неоднократно приводили к разнообразной реорганизации этого правового института как в направлении, соответствующем требованиям действительно справедливого правосудия, так и в направлении безосновательного, а иногда и опасного для граждан повышения его роли в уголовном процессе, особенно во времена реакции и тоталитарного режима (конец XIX - начало XX столетий, 1930-1950-е гг.).

Определение места дознания на современном этапе демократического развития страны приобретает большое значение, поскольку от него во многом зависят практические результаты борьбы с преступностью и реализация демократических идей судебно-правовой реформы в досудебных стадиях уголовного процесса.

Чтобы уяснить современные взгляды ученых-процессуалистов на институт дознания, целесообразно вернуться к моменту его основания при внедрении в Украине континентальной формы уголовного судопроизводства.

В Российской империи, в состав которой входила и территория Украины, до судебной реформы 60-х годов ХГХ столетия предварительное расследование, в соответствии с ч. 2 т. XV Свода законов, осуществлялось чинами полиции по правилам формальной оценки совершенных и несовершенных доказательств.

С основанием 8 июля 1860 года института судебных следователей и утверждением тогда же правящим Сенатом "Приказа полиции о производстве дознания" предварительное следствие по уголовным делам перешло к особым судебным чиновникам - судебным следователям, которые организационно принадлежали к учреждениям судебной власти и имели статус судей. Такая реорганизация была вызвана необходимостью внедрения некоторых демократических начал в инквизиционный уголовный процесс того времени и освобождения полиции от выполнения несвойственной ей следственной функции с целью повышения ее оперативных возможностей в раскрытии преступлений и установлении лиц, причастных к их совершению.

Дальнейшую регламентацию предварительное расследование приобретает с принятием 20 ноября 1864 года Устава уголовного судопроизводства, согласно которому дознание также осуществлялось полицией (речь идет не только об общей полиции, а также о политической жандармерии и специальных должностных лицах некоторых административных учреждений, которые выполняли полицейские функции в отдельных отраслях государственного управления) под руководством прокурора и имело следующие виды:

  1. Негласное разведывание (тайное дознание), во время которого собирались сведения с использованием различных розыскных мер, опросов и наблюдений с целью установления признаков преступления (ст. 254 УУС).
  2. Проведение неотложных следственных действий (опросов, освидетельствований, обысков, выемок) чинами полиции вместо временно отсутствующего судебного следователя, если ко времени его прибытия на место происшествия могли быть утрачены следы преступления.

При этом акты органов дознания не были тождественны по своей форме и юридической силе с актами, которые составлялись судебными следователями. По закону прокурор не имел права ссылаться в суде на результаты полицейского дознания, но ему разрешалось зачитывать во время судебного рассмотрения уголовного дела протоколы действий, проведенных судебным следователем.

Поэтому некоторые ученые того времени не считали дознание процессуальной деятельностью, имея в виду и то, что оно недостаточно регламентировано в законе и не имеет ничего общего с судебными формами и обрядами. Понимая под дознанием только способы, которые применяются указанными в законе органами для установления по горячим следам события преступного деяния, его юридических признаков и, возможно, виновное в его совершении лицо, они четко отделяли дознание от предварительного следствия и рассматривали их как разные стадии уголовного судопроизводства.

Вместе с тем, существовали и другие точки зрения. Например, П.И. Люблинский не видел существенных процедурных отличий между деятельностью полицейских чинов и судебных следователей по расследованию преступлении, которая во всех случаях осуществлялась под руководством прокурора. Он предлагал соединить дознание с предварительным следствием в одну форму предварительного производства - в так называемое "прокурорское дознание".

Примерно такие же взгляды на дознание и порядок его производства существуют и сейчас во многих странах Западной Европы. Например, во Франции (ст. 14 УПК) к дознанию отнесено установление факта нарушения уголовного закона, собирание об этом доказательств и розыск лиц, его совершивших, пока не начато следствие. Оно рассматривается в теории как первоначальная стадия досудебной стадии уголовного процесса, в которую также входят возбуждение уголовного преследования и предварительное следствие. В Германии предварительное расследование проводится в форме прокурорского дознания, во время которого чины полиции под руководством прокурора собирают материалы об обстоятельствах совершения уголовного деяния, на основе которого прокурором принимается решение о прекращении дела или о возбуждении публичного обвинения в суде.

После установления в Украине Советской власти дознание в начале 1920-х годов приобретает характер процессуальной деятельности, поскольку законом было определено то, что действия органа дознания осуществляются в процессуальной форме и акты, составленные во время такого дознания, как и акты предварительного следствия, имеют одинаковое юридическое значение и силу судебных доказательств (ст. 11 УПК УССР 1922 г., ст. 106 УПК УССР 1927 г.). Такое положение закреплено и в действующем УПК Украины, в ч. 1 ст. 104 которого указано, что при наличии признаков преступления орган дознания возбуждает уголовное дело и, руководствуясь правилами уголовно-процессуального закона, проводит следственные действия.

Несмотря на то, что в последние десятилетия уже ни у кого из процессуалистов не вызывает сомнений процессуальная природа дознания, они высказывают различные мнения по этому вопросу.

Одни ученые относят дознание к первоначальному этапу предварительного следствия.

К примеру, И.А. Гельфанд указывает, что дознание как первоначальный этап предварительного расследования должно ограничиваться действиями неотложного характера с целью обеспечения успешного производства дальнейшего расследования (сохранения следов преступления, задержания подозреваемого, первоначального опроса свидетелей, потерпевших и пр.).

Как первоначальную деятельность по установлению события преступления и его материальных следов характеризует дознание М.А. Чельцов.

М.С. Строгович также указывает на дознание как на этап расследования, который предшествует предварительному следствию, помогает ему и обеспечивает для него первоначальный материал, собранный и зафиксированный по "горячим следам" преступления.

А.Я. Дубинский, М.М. Михеенко и В.П. Шибико справедливо относят дознание к форме предварительного расследования, которое предшествует предварительному следствию.

Несколько иного мнения придерживаются ученые, которым дознание видится не только как первоначальная, а еще и как самостоятельная форма предварительного расследования. В частности, ИХ. Коршевер под дознанием понимает не только первоначальную и неотложную деятельность по раскрытию преступлений, установлению преступников и фиксации первоначальных доказательств, а и деятельность, которая при неотложных обстоятельствах преступления может заменить предварительное следствие, поскольку осуществляется в соответствии с законом в уголовно-процессуальной форме. Однако, как правильно указывалось в литературе, несмотря на предусмотренную законом возможность замены дознания предварительным следствием, последнее ни при каких условиях нельзя заменить дознанием.

Распространение подобных ошибочных взглядов, касающихся замены предварительного следствия дознанием, в конце 20-х г. прошлого столетия привело к негативной тенденции постепенного сужения компетенции следователей с одновременным расширением полномочий органа дознания, завершением чего стало фактическое опровержение разницы между дознанием и предварительным следствием. Если по ст. 106 УПК УССР 1927 года органы дознания проводили расследование по уголовным делам, по которым следствие было обязательным, в порядке исключения и только до предъявления обвинения, то в период с 1937 до 1953 года расследование по большинству таких дел с ведома или по поручению прокурора проводилось органами дознания уже как правило и в полном объеме. Трагические последствия такой практики всем известны и в свое время подверглись общественному осуждению. Не случайно с принятием Положения о прокурорском надзоре в СССР 1955 года, Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1958 года и УПК УССР 1960 года, который, с изменениями и дополнениями, действует и в настоящее время, процессуальное разграничение дознания и досудебного следствия было возобновлено.

По этому поводу верно, на наш взгляд, высказывался В.М. Савицкий, указывая, что расследование в полном объеме нельзя считать нормальной дознавательской деятельностью, поскольку такое дознание по своему характеру, целям и задачам, по существу, подменяет предварительное следствие, которое всегда было и должно оставаться прерогативой следователя.

В.Г. Даев и В.В. Шимановский считают, что дознание представляет собой первоначальную форму расследования дел, по которым производство предварительного следствия является обязательным, и основную форму расследования несложных дел, по которым производство предварительного следствия обязательным не является.

Близкое по значению определение дают И.Ф. Крылов и А. И. Бастрыкин, которые подчеркивают, что дознание - это или первоначальный этап расследования уголовного дела, на котором выявляются и фиксируются следы преступления, проводятся неотложные следственные действия для раскрытия преступления и установления преступника, или ускоренное и упрощенное расследование в полном объеме несложных дел, по которым согласно закону не нужно проводить предварительное следствие.

Следует иметь в виду, что после принятия 30 июля 1993 года Закона Украины "О внесении в некоторые законодательные акты Украины изменений и дополнений по усовершенствованию предварительного расследования" такая распространенная в уголовном процессе позиция не имеет законодательной поддержки.

В современной науке существует и другой взгляд на дознание как на самостоятельную стадию уголовного процесса. Однако для этого сейчас нет достаточных оснований, поскольку дознание как процессуальная деятельность по своей процедуре, срокам, условиям, направлениям и задачам полностью осуществляется в пределах, определенных для стадии досудебного расследования, и, как уже отмечалось, не может быть заменено в какой-либо момент производства по уголовному делу на досудебное следствие.

Безусловно, дознание в уголовном процессе может рассматриваться с различных аспектов, и не только с приведенных. Но нельзя согласиться с тем, что дознание всегда является первоначальным этапом досудебного следствия и заключается исключительно в проведении неотложных следственных действий, ибо в случаях прекращения органом дознания уголовного дела таким производством фактически завершается стадия досудебного расследования.

Дознание можно рассматривать еще и как процессуально-правовой институт, поскольку существует определенная совокупность процессуальных норм (ст. 103-110 УПК), которые составляют отдельную X главу УПК и направлены на урегулирование отношении, возникающих во время производства дознания. Лица же, которые производят дознание при расследовании уголовных дел, выполняют не только неотложные и не только следственные действия, а и иные процессуальные действия, предусмотренные уголовно-процессуальным законом (ознакомление участников уголовного процесса с процессуальными решениями по делу, например с постановлением о признании лица потерпевшим; разъяснение участникам процесса их прав; прием и рассмотрение ходатайств и т.д.), и поэтому не следует ограничиваться в определении понятия "дознание" только следственными действиями. В нем должны найти отражение его основные уголовно-процессуальные признаки, что позволит отличать дознание от иных тесно связанных с ним правовых явлений административного, а иногда и оперативно-розыскного характера, которые также присущи деятельности органа дознания.

В собственном понимании дознание - это одна из форм досудебного расследования, которая заключается в проведении органом дознания и уполномоченными им должностными лицами (дознавателями) процессуальных действий по установлению обстоятельств преступления и виновных в его совершении лиц, а также в принятии соответствующих решений по уголовному делу с целью достижения общих задач уголовного судопроизводства.

Производство дознания по уголовным делам и в протокольной форме досудебной подготовки материалов в системе МВД Украины возлагается на органы дознания, в том числе на штатные подразделения дознания горрайорганов внутренних дел.

Источник – глава из учебного пособия:

Черечукина Л.В. Организация досудебного расследования: Учебное пособие / МВД Украины, Луган. гос. ун-т внутр. дел. - Луганск: РИО ЛГУВД, 2005. - 536 с.

Реклама
Задачи по экономике с решениями
Статьи по экономике