Меры предупреждения преступлений, осуществляемые в процессе расследования

В системе следственной профилактики важное место занимают меры предупреждения преступлений, осуществляемые органами досудебного следствия в процессе их расследования. От правильной организации целенаправленной деятельности и уровня этой работы в значительной мере зависит общее состояние борьбы с преступностью.

Одной из основных задач уголовного судопроизводства является быстрое и полное раскрытие преступлений. Ее выполнение возложено на правоохранительные органы в пределах их компетенции и прежде всего на органы досудебного расследования, которые наделены для этого необходимыми средствами и процессуальными полномочиями. Однако было бы неправильно противопоставлять эту сторону деятельности следователя или рассматривать ее изолированно, в отрыве от его работы по предупреждению преступлений, поскольку они органически связаны между собой и по существу вытекают из задач уголовного процесса. Решение этой двуединой задачи составляет содержание не только процессуальной, но и социальной функции органов расследования.

Следует иметь в виду, что такие процессуальные действия следователя, как возбуждение уголовного дела, привлечение к уголовной ответственности, избрание меры пресечения и другие, хотя и являются средствами, направленными на предупреждение возможности совершения виновным лицом новых преступлений, сами по себе еще не устраняют всего комплекса обстоятельств, обусловивших преступление. Применение специальных мер профилактики, в частности выявление в процессе расследования причин преступления и условий, способствовавших его совершению, повышает эффективность и целенаправленность работы следователя по расследованию преступлений и, по существу, является ее логическим завершением.

Профилактическая работа при расследовании преступлений обычно проводится на различных этапах производства, что обусловливает длящийся характер деятельности следователя по выявлению в процессе расследования причин и условий, способствовавших совершению преступлений, а также принятие эффективных мер к их устранению.

Однако в ряде случаев возникает необходимость в осуществлении следователем срочных одноразовых профилактических мероприятий, направленных на немедленное предупреждение подготавливаемых и безотлагательное пресечение длящихся и продолжаемых преступлений. Такие одноразовые предупредительные меры по своему содержанию и целенаправленности существенно отличаются от профилактических мероприятий длящегося характера, осуществляемых следователем по материалам уголовного дела.

С учетом указанных особенностей следователь применительно к конкретным задачам, стоящим на различных этапах расследования, направляет свои усилия на:

  • предупреждение подготавливаемых и немедленное пресечение уже начатых преступлений;
  • наиболее полное выявление в процессе расследования причин и условий, способствовавших его совершению;
  • принятие необходимых мер к их устранению;
  • предупреждение рецидива преступлений.

Применительно к ранней профилактике преступлений, осуществляемой органами досудебного расследования, значительный теоретический и практический интерес представляет углубленное изучение процессов, связанных с возникновением, развитием и формированием у разных контингентов правонарушителей отклоняющегося противоправного поведения, построение модели такого поведения, а также изучение механизма перерастания его в преступные деяния. При исследовании этой проблемы учеными было обращено внимание на кумулятивный характер накопления и задержки информации, свойственной большинству живых существ, в т.ч. человеку.

Противоправное поведение как длящийся процесс проходит в своем развитии несколько этапов. Кумулятивность психики человека открывает большие возможности в сфере раннего предупреждения правонарушений. Однако важно подчеркнуть следующее: постепенный, длящийся процесс накопления отрицательной информации, влияющий на нравственное формирование личности правонарушителя, в подавляющем большинстве создает довольно значительный разрыв во времени между причиной и следствием, восприятием отрицательного воздействия и конкретными формами проявления противоправного поведения.

Применительно к разным контингентам правонарушителей кумулятивный характер накопления, задержки и воздействия отрицательной информации имеет свои особенности, что во многом обусловливает специфику и направленность осуществления социального контроля за лицами с антиобщественной ориентацией.

Так, кумулятивные процессы у несовершеннолетних и молодежи в силу возрастных отличий, незрелости их психики, повышенной внушаемости и склонности к подражанию обычно протекают интенсивнее и быстрее, чем у людей старшего возраста. В этой связи разрыв во времени между отрицательным воздействием и возможностью наступления вредных последствий в виде антиобщественного преступного поведения может существенно сокращаться. Отмеченное обстоятельство предопределяет особую ответственность всех субъектов предупредительной деятельности по осуществлению целенаправленных мероприятий ранней профилактики правонарушений. При обнаружении у лица первых признаков аморального поведения необходимо оперативное и безотлагательное вмешательство компетентных субъектов профилактики в целях немедленного устранения вредных влияний, оздоровления обстановки и переориентации личности на социально полезную деятельность. Положительные результаты такого вмешательства во многом зависят от своевременности и характера принятых мер с учетом сложившейся обстановки и степени нравственной деформации личности правонарушителя. В подобных ситуациях эффективным является, в частности, общественное воздействие, которое предшествует применению правовых мер и направлено на то, чтобы незамедлительно устранить, пресечь или нейтрализовать действия факторов, способствующих неблагоприятному развитию личности, и не допустить формирования антиобщественной ориентации.

Небезынтересны рекомендации по осуществлению мер ранней профилактики правонарушений с лицами, с которыми следует планировать и проводить индивидуально-предупредительную работу. Среди них можно выделить две категории лиц: ранее судимые, не ставшие на путь исправления; не судимые, проявляющие склонность к правонарушениям и иным социально порицаемым формам поведения.

В основе профилактической работы с указанным контингентом лиц лежит индивидуальный прогноз, который основывается на глубоком и всестороннем изучении личности с антиобщественной ориентацией, ее поведения и микросреды. Большие возможности раннего предупреждения преступлений, к сожалению, зачастую используются недостаточно. Важное место в системе следственной профилактики занимают специальные меры, непосредственно направленные на предупреждение замышляемых преступлений и немедленное пресечение преступных проявлений на ранних стадиях развития преступной деятельности.

При обнаружении умысла на совершение преступления значение института предупреждения заключается в том, что в результате осуществления комплекса разъяснительных и воспитательных мероприятий профилактического характера лицо отказывается от преступного намерения, в связи с чем устраняется и угроза посягательства на охраняемый законом объект. Предупреждение замышляемых преступлений облегчается тем, что формирование преступного умысла обычно происходит постепенно, требует определенного времени и не сразу сказывается на внутренних установках личности. Поэтому при обнаружении первых признаков умысла на совершение преступления, еще до того, как лицо непосредственно приступит к его реализации, первостепенное значение имеет оперативное, незамедлительное вмешательство компетентных государственных органов и общественных организаций для проведения с ним индивидуально-воспитательной работы, которая призвана разрядить конфликтную ситуацию, снять или ослабить психологическое напряжение и обеспечить добровольный отказ от исполнения преступного намерения. Такие воспитательные меры обычно носят длящийся характер и осуществляются специализированными субъектами правоохранительных органов при активном участии общественности по месту работы (учебы) или проживания лиц, обнаруживших преступный умысел.

Для немедленного пресечения преступлений в стадии покушения необходимо создать обстановку, которая исключала бы возможность дальнейшего развития преступной деятельности. Важно, чтобы каждый случай покушения на преступление и другие действия, непосредственно направленные на осуществление преступного намерения, вызывали бы соответствующую реакцию со стороны государственных органов, общественных организаций и граждан.

Эффективными в таких ситуациях являются специальные меры правоохранительных органов, направленные на разобщение антиобщественных групп из числа несовершеннолетних, молодежи и ранее судимых лиц, усиление охраны объектов, на которые направлено внимание правонарушителей, приступивших к реализации преступного умысла, а также задержание виновных лиц или применение к ним иных мер принудительного характера, которые лишают их возможности осуществить преступное намерение или продолжить преступную деятельность.

Существует мнение, что предупреждение подготавливаемых преступлений и пресечение преступных проявлений составляют исключительную компетенцию органов милиции, которые используют для этого технические средства, оперативно-розыскные и другие возможности. Что же касается органов досудебного следствия, то они якобы лишены таких возможностей.

Такой подход вряд ли может быть признан однозначно бесспорным. Несомненно, предупреждение и пресечение преступлений, особенно на ранних стадиях развития преступной деятельности, составляют одну из основных обязанностей органов дознания. Они должны пресекать уже начатые преступления путем применения к виновным эффективных мер убеждения и принуждения, которые приводят лицо к отказу от реализации преступного намерения либо лишают его возможности продолжать преступную деятельность. Для предупреждения подготавливаемых преступлений сотрудники органов милиции могут, к примеру, осуществить взаимосвязанные профилактические меры, направленные на то, чтобы устранить угрозу посягательства на объекты, охраняемые законом, и заставить лиц, намеревающихся совершить противоправное деяние, отказаться от преступного умысла.

В пределах своей компетенции следователи, прокуроры также должны принимать меры, направленные на предупреждение и пресечение преступлений, что вытекает из требований уголовно-процессуального закона. Так, получив заявление (сообщение) о совершенном или готовящемся преступлении, орган дознания, следователь, прокурор принимают все возможные меры, чтобы предотвратить преступление или пресечь его. Характер и неотложность предупредительных мер в таких случаях определяется с учетом конкретной обстановки, личности правонарушителя и достоверности данных, содержащихся в заявлениях или сообщениях должностных лиц, представителей власти, общественности или граждан.

Если в заявлениях или сообщениях высказываются лишь предположения о том, что конкретное лицо или группа лиц замышляет совершить преступление, работники органов внутренних дел могут провести с такими лицами профилактические беседы и осуществить другие меры воспитательного характера. Большое профилактическое значение имеет официальное предостережение правонарушителей.

Для обеспечения отказа от преступного намерения существенное общепредупредительное значение имеет ст. 17 УК Украины, которая исключает уголовную ответственность лица, добровольно отказавшегося от доведения преступления до конца, если фактически совершенное им деяние не содержит состава иного преступления. Эффективность профилактических бесед с лицами, имеющими противоправные наклонности, в целях склонить их к отказу от преступного намерения значительно повышается, если в них принимают участие близкие родственники правонарушителя. В ряде случаев информацию, содержащуюся в заявлениях и сообщениях, о лицах, впервые проявивших преступный умысел, целесообразно направлять в трудовые коллективы, общественные организации по месту работы (учебы), жительства для обсуждения их действий на собраниях, организации шефства, наставничества и применения других воспитательных мер длящегося характера. Оправдывает себя практика, когда для правонарушителей, действия которых могут перерасти в общественно опасные деяния, организуется проведение специального курса лекций на правовые темы, что способствует повышению их правосознания.

При более сложных ситуациях, когда в заявлении (сообщении) содержатся прямые указания на уже начатое преступление, следователь проверяет достоверность полученных данных и, при их подтверждении, в пределах своей компетенции принимает срочные меры к пресечению преступления либо направляет такое заявление по подследственности для расследования и принятия безотлагательных профилактических мер. После возбуждения уголовного дела следователь использует все процессуальные средства для немедленного пресечения преступления: задержание подозреваемого, избрание в отношении обвиняемого меры пресечения, отстранение от должности и другие меры принуждения, лишающие лицо возможности продолжить преступную деятельность, осуществить преступное намерение и наступление вредных последствий.

Наряду с предупреждением и пресечением преступлений следователь в процессе расследования уголовных дел принимает все необходимые меры к наиболее полному выявлению причин и условий, способствовавших совершению преступления. С учетом того, что указанная деятельность проводится на основании и в пределах процессуального закона, важно правильно определить ее содержание, направленность и объем полномочий следователя при ее осуществлении. В правовой литературе эти вопросы решаются неоднозначно. Так, неоднократно указывалось, что выявление причин и условий, способствовавших его совершению, связано с установлением других обстоятельств, относящихся к составу преступления и входящих в предмет доказывания. Особо тесно причины и условия совершения преступления соприкасаются, в частности, с теми, которые характеризуют событие преступления, личность обвиняемого и влияют на степень и характер ответственности. Между тем правовая норма, содержащая в себе обстоятельства, подлежащие доказыванию, не включает причины и условия, способствовавшие совершению преступления в предмет доказывания по уголовным делам. В то же время УПК обязывает орган дознания, следователя, прокурора, суд выявлять причины и условия, способствовавшие совершению преступлений и принимать меры к их устранению. Такое двойственное решение вряд ли можно считать удачным, поскольку полнота, всесторонность и достоверность установления указанных причин и условий и принятие по ним эффективных мер реагирования во многом зависит от включения их в круг обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, как и всех других элементов предмета доказывания.

Заслуживает внимания и противоположное мнение многих исследователей, о том, что условия, способствующие совершению преступления, составляют самостоятельный предмет доказывания и выяснение их всегда является обязательным в такой же мере, как и всех других фактов, относящихся к данному делу. Правомерность и обоснованность такого подхода сомнений, на наш взгляд, не вызывает. Такой позиции придерживаются большинство отечественных и зарубежных специалистов. Опыт расследования и судебного рассмотрения различных категорий дел убедительно показывает, что доказывание причин и условий, способствовавших совершению преступления, и обстоятельств, указанных в ст. 64 УПК Украины, тесно взаимосвязано и во многом совпадает. Например, установление места, времени и способа совершения преступления имеет большое значение не только для доказывания обстоятельств, характеризующих объективную сторону состава преступления, но и для уяснения обстановки совершения преступления, которое выступает как совокупность конкретных условий, в которых совершается преступное деяние, развивается объективная сторона и наступает преступный результат. Отсюда следует, что установление места, времени и других обстоятельств совершения преступления взаимосвязано с выявлением совокупности необходимых и достаточных условий, которые в общей цепи причинно-следственных связей и отношений обусловили возможность совершения расследуемого события и наступления преступного результата. Необходимость учета этих условий при исследовании объективной стороны состава преступления вовсе не снимает обязанности по их доказыванию как составной группы обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Тесная взаимосвязь прослеживается между неблагоприятными условиями нравственного формирования личности обвиняемого, с одной стороны, и мотивом преступления, обстоятельствами, влияющими на степень и характер ответственности, а также иными обстоятельствами, характеризующими личность обвиняемого, - с другой.

Особенно велико познавательное значение мотива -внутреннего побуждения, выступающего важным стимулом активности личности и определяющего содержательную сторону ее поведения. Ведь мотив и обусловленная им цель определяют направленность преступной деятельности лица и, по существу, представляют субъективное выражение объективной причинно-следственной связи, установление конкретных причин расследуемого события обычно начинается с исследования содержания и направленности умысла, цели и мотива совершения преступления.

Доказывание причин и условий, способствовавших совершению преступления, как наиболее точное и достоверное средство установления истины имеет первостепенное значение не только потому, что они обусловили само расследуемое событие, но также и для полноты следствия, правильного разрешения дела по существу, оказания эффективного воспитательного воздействия, создания объективных возможностей применения норм, регламентирующих практическую деятельность следователя по материалам дела. Важно и то, что на основании установленных следствием причин и условии совершения преступления принимаются процессуальные решения по осуществлению конкретных мер следственной профилактики, порождающие соответствующие правовые последствия. В этой связи заслуживают внимания многократно высказанные в литературе предложения о том, что причины и условия, способствующие совершению преступления, в законодательном порядке необходимо отнести к обстоятельствам, подлежащим доказыванию в уголовном деле. Такое дополнение процессуального закона станет существенной гарантией соблюдения законности, будет способствовать дальнейшей активизации профилактической работы в уголовном судопроизводстве.

Применительно к пределам доказывания обстоятельств, способствовавших совершению преступления, важно правильно определить границы исследования не только тех из них, которые представляют предмет доказывания, но и крут фактических данных, с помощью которых они устанавливаются, а также степень достаточности проверяемых версий для обоснования вывода о необходимости устранения указанных обстоятельств, обусловивших расследуемое событие.

Процессуальный закон не только определяет предмет доказывания, но и указывает на источники, из которых могут быть получены фактические данные, на основе которых в предусмотренном порядке устанавливаются обстоятельства дела. Поскольку фактические данные о причинах и условиях, способствовавших расследуемому преступлению, могут быть получены при проведении следственных действий одновременно с доказыванием других обстоятельств дела, пути их выявления наиболее целесообразно отражать в общем плане расследования.

Для доказывания различных групп обстоятельств, способствовавших совершению преступления, в плане расследования указываются средства их выявления, последовательность и сроки проведения следственных и иных процессуальных действий. В дальнейшем с учетом значимости новой информации, которую получает следователь в процессе расследования, в план вносятся соответствующие изменения и дополнения. Для наиболее полного и быстрого установления интересующих следствие обстоятельств, обусловивших расследуемое событие, в случае необходимости следователь (лицо, производящее дознание) может составить отдельный план проведения воспроизведения обстановки, обстоятельств события, повторного осмотра, обыска или другого следственного действия. Такой порядок планирования позволяет при наименьшей затрате сил и времени получить оптимальный объем информации о совокупности обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

В процессе расследования не всегда уделяется должное внимание доказыванию всей совокупности причин и условий, способствовавших совершению преступления. Характерно, что внешние условия, объективно способствовавшие совершению преступления и наступлению преступного результата, в большинстве случаев устанавливаются сравнительно полно. Иначе обстоит дело с доказыванием обстоятельств, характеризующих неблагоприятные условия формирования личности обвиняемого, а также роль конкретной ситуации в совершении преступления. В процессе расследования они не всегда выявляются с надлежащей полнотой, а иногда вообще выпадают из поля зрения следователя. Такое положение, видимо, обусловлено чрезвычайным и необоснованным ограничением пределов доказывания этих групп обстоятельств и прежде всего с поверхностным изучением личности обвиняемого в целях предупреждения преступлений. Обращает на себя внимание ограниченный объем следственных и иных процессуальных действий, направленных на получение наиболее полной и достоверной информации об этих обстоятельствах. При исследовании, например, неблагоприятных условий формирования личности, следователи обычно ограничивают свои действия истребованием характеристики с места работы (учебы) или проживания обвиняемого. Не оспаривая познавательной значимости указанных характеристик для изучения личности обвиняемого в общем плане, следует указать, что они зачастую содержат неполную, а иногда необъективную информацию. В этой связи следует одобрить инициативу тех следователей, которые в запросах указывают перечень вопросов, подлежащих освещению в характеристике, тщательно изучают биографические данные обвиняемых и непосредственно на месте знакомятся с условиями их жизни. Такая практика способствует получению более полной и достоверной информации не только о личности обвиняемого, но и об источниках вредного влияния, под воздействием которых возникли антиобщественные взгляды и привычки обвиняемого, а также о внешних обстоятельствах, приведших к превращению этих взглядов и привычек в преступный умысел или преступную неосторожность.

Особо следует остановиться на пределах изучения личности обвиняемых-рецидивистов в целях выявления неблагоприятных условий ее формирования. Вряд ли оправданно, например, тщательное исследование неблагоприятных условий, которые много лет назад оказали отрицательное влияние на формирование личности особо опасного рецидивиста и к моменту производства расследования по последнему преступлению в связи с изменением обстановки прекратили существование или утратили значимость. Чрезмерное расширение пределов доказывания в подобных случаях не только нежелательно, но и практически трудноосуществимо, поскольку способно привести лишь к неоправданному увеличению сроков следствия и загромождению дела излишними материалами, т.к. доказательственное значение этой информации ничтожно. Совершенно иное положение создается, если означенные неблагоприятные условия, обладая значительной протяженностью во времени, продолжают действовать и оказывать отрицательное воздействие на обвиняемого к моменту расследования повторно совершенных преступлений. Продолжительность и интенсивность такого воздействия могут характеризовать степень устойчивости антиобщественной направленности личности обвиняемого, в связи с чем они подлежат выявлению и устранению.

Для получения данных, характеризующих личность обвиняемых, при расследовании используются все предусмотренные законом средства доказывания. Перспективными являются методы биографического изучения личности обвиняемого и обобщения независимых характеристик, полученных из нескольких источников и относящихся к различным периодам и условиям жизни лица.

Ценные сведения о неблагоприятных условиях формирования в прошлом личности рецидивистов могут быть, получены из материалов уголовных дел о ранее совершенных преступлениях, за которые обвиняемый осуждался и отбыл наказание. С учетом того, что указанные неблагоприятные условия ранее уже были объектом исследования в досудебном следствии и судебном рассмотрении дела, они имеют преюдициальное значение и, следовательно, в повторном доказывании не нуждаются. Обязанность следователя в таких случаях заключается в том, чтобы выяснить их протяженность во времени на момент расследования повторно совершенных преступлений. Если будет установлено, что они сохраняют криминогенную направленность и отрицательно сказываются на формировании личности рецидивиста, следователь обязан принять соответствующие меры к немедленному их устранению.

Для доказывания неблагоприятных условий формирования личности обвиняемого, к сожалению, весьма ограниченно используют показания свидетелей, потерпевших и других лиц, которые могут подробно охарактеризовать обвиняемого и указать конкретные источники вредного влияния, обусловившие формирование у него отрицательных взглядов и привычек. Показания указанных лиц в основном являются объективными и правдивыми, в связи с чем полнота и достоверность полученной от них информации во многом зависят от умения следователя правильно определить круг нужных свидетелей, установить психологический контакт с допрашиваемыми и получить сведения, интересующие следствие. Однако нельзя забывать, что содержащиеся в показаниях добросовестных свидетелей фактические данные об условиях жизни обвиняемого, об обстоятельствах, способствовавших совершению преступления, нередко сочетаются с их личными мнениями, суждениями и умозаключениями, основанными на предположениях и догадках, которые как субъективные оценочные категории не имеют доказательственного значения.

Важная доказательственная информация о причинах и условиях совершения преступления может быть получена при допросе обвиняемого. В плане интересующей нас проблемы допрос обвиняемого следует рассматривать как длящийся динамический процесс взаимодействия следователя с допрашиваемым, при котором происходит взаимный обмен информацией. Ведущей стороной в нем выступает следователь. Непременным условием успешного допроса является тщательная подготовка к нему следователя, всестороннее, глубокое изучение личности обвиняемого. Необходимо уже в начале допроса установить психологический контакт с допрашиваемым, правильно определить пути индивидуального подхода и средства воздействия на его сознание.

Собранные в процессе расследования фактические данные о причинах и условиях, способствовавших совершению преступлений, подлежат дальнейшему исследованию и оценке вместе с другими доказательствами. Результаты такого изучения используются при внесении представлений в соответствующие органы и организации, в выступлениях на собраниях в коллективах, проведении правовой пропаганды среди населения и осуществлении других общепрофилактических мероприятий.

Поскольку эффективность следственной профилактики в конечном итоге зависит от фактически принятых мер к устранению причин и условий, способствовавших совершению преступлений, особое значение приобретает четкая регламентация в процессуальном законе полномочий следователя при осуществлении этой работы. Полномочия следователя устранять причины и условия расследуемого преступления вытекают прежде всего из общих задач уголовного судопроизводства. Они вытекают также из процессуальной и социальной функций следователя и его положения как лица, производящего досудебное следствие. Поскольку взаимосвязанные между собой причины и условия совершения преступления, обладая значительной протяженностью во времени, проявляют свое действие в разных сферах общественной жизни, устранение их обычно требует совместных усилий следователя и соответствующих органов, учреждений, общественных организаций. Ведущей стороной в этом взаимодействии выступают следователи, которые стимулируют деятельность всех других неспециализированных субъектов профилактики, широко используют помощь общественности для выявления и устранения причин и условий, способствующих совершению преступлений.

В юридической литературе высказывались различные мнения о юридической природе и значении итогового процессуального акта, определяющего форму реагирования следователя на выявленные в процессе расследования причины и условия, способствовавшие совершению преступлений. Среди отечественных и зарубежных процессуалистов существует точка зрения, что решение следователя об устранении указанных причин и условий должно быть облечено в форму властного предписания - постановления, обязательного для исполнения всеми лицами, к которым оно обращено. Иные авторы полагают, что приведенная точка зрения, при всей кажущейся убедительности, в теоретическом аспекте отнюдь не бесспорна и практически вряд ли оправданна, поскольку реализация предложений по устранению причин и условий преступления имеет свои особенности, которые не только ограничивают пределы властных предписаний следователя, но и во многом определяют содержание и форму этого процессуального акта. Действующее уголовно-процессуальное законодательство и следственная практика признают итоговым документом профилактической деятельности не постановление, а мотивированное представление следователя. Анализ характера и сущности решений, выраженных в указанных актах, обращает внимание на то, что представление по своей природе родственно постановлению: в обоих выражены основанные на доказательствах решения следователя по уголовному делу, находящемуся в его производстве. Вместе с тем, нельзя не заметить и существенных различий между ними, обусловленных прежде всего разной степенью императивности требований исполнить принятое решение. В отличие от постановления следователя, которое выражает властный приказ и является обязательным для исполнения всеми должностными лицами и гражданами, представлению свойственны менее властный характер предписания и элементы рекомендательного характера. Такая более гибкая форма реагирования диктуется тем, что устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления, связано с целенаправленным урегулированием различных сторон общественной жизни, осуществляемым обычно вне сферы уголовного судопроизводства. Важно и то, что при исполнении представления между следователем и лицами, которым оно адресуется, возникают специфические правоотношения, определяемые характером непроцессуальной деятельности, которую обязанные лица осуществляют по своему усмотрению для устранения причин и условий совершения преступления. Все это свидетельствует о самостоятельной юридической природе представления следователя как итогового процессуального акта.

В связи с изложенным логичен и подлежит обсуждению вопрос: обязан ли следователь указывать в представлении характер конкретных профилактических мер по устранению выявленных на следствии причин и условий совершения преступления. Действующий УПК этот вопрос непосредственно не решает. В литературе же обосновываются различные позиции, что создает определенные трудности и не обеспечивает единства практики при осуществлении мер следственной профилактики. По мнению одних авторов, в представлениях следователей должны содержаться исчерпывающие предложения о характере профилактических мер. Большинство других авторов, специально изучавших этот вопрос, высказывают противоположную точку зрения, не без основания полагая, что предложения следователя не должны носить характер исчерпывающе разработанных предписаний и сковывать инициативу должностных лиц и общественных организаций. Разработка таких предложений не входит в процессуальную обязанность следователя, в связи с чем речь может идти о конкретизации предложений не в плане его обязанностей, а только в рамках его возможностей.

Анализ следственной практики свидетельствует о том, что рассматриваемый вопрос решается в зависимости от специфики и характера осуществляемых профилактических мер. Если при расследовании установлены причины и условия совершения преступления, которые вызваны нарушением закона или отступлением от других нормативных и подзаконных актов, то в резолютивной части представления обычно содержатся конкретные предложения по их устранению. В подобных случаях максимальная конкретизация мер, предлагаемых следователем, является наиболее приемлемой формой реагирования, поскольку они служат основой деятельности компетентных органов, учреждений, организаций по устранению нарушений правовых норм.

В иных, более сложных ситуациях, когда причины и условия, способствовавшие расследуемому преступлению, по своей природе многозначны и для их устранения необходимо осуществить целый комплекс взаимосвязанных мероприятий технического, финансово-экономического, планово-организационного и культурно-воспитательного характера, в предложениях наиболее целесообразно указывать лишь основные направления предупредительных мер. Дальнейшая их разработка и конкретизация обычно связаны с вмешательством в оперативную, производственную, хозяйственную или общественную деятельность и, следовательно, должны осуществляться уполномоченными органами и организациями с привлечением, в случае надобности, соответствующих специалистов. Такое решение вопроса, с одной стороны, не умаляя роли и значения представления как итогового акта профилактической деятельности, выражающего требования устранить причины и условия, способствовавшие совершению преступления, дает возможность следователю в пределах своих познаний высказать научно обоснованные и реально осуществимые предложения и рекомендации. С другой стороны, оно повышает ответственность должностных лиц и руководителей общественных организаций, которым адресуются представления, за разработку и принятие конкретных профилактических мер, направленных на устранение указанных причин и условий. В этом аспекте заслуживает одобрения практика тех следователей, которые, помимо внесения мотивированного представления по наиболее сложным делам, знакомят руководителей предприятий, хозяйственных органов и общественных организаций с актами документальных ревизий, заключениями экспертов и другими материалами. Такое ознакомление помогает им всесторонне и более глубоко уяснить всю совокупность обстоятельств, способствовавших совершению преступления, и с учетом этого осуществить наиболее эффективные меры по их устранению.

Общими предпосылками эффективного осуществления мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступлений, являются их законность и обоснованность. Они должны разрабатываться с учетом достижений науки и техники, удовлетворять требованиям экономической целесообразности, конкретности. Вносимые следователями представления во всех случаях должны быть мотивированными, соответствовать фактическим обстоятельствам дела, а содержащиеся в них предложения основываться на законе и собранных следствием доказательствах. Они не могут противоречить интересам предприятий, учреждений, организаций, а также ущемлять права и законные интересы граждан. Профилактическое значение представлений во многом зависит от своевременности их внесения в органы, учреждения и организации, которые по характеру своей деятельности правомочны осуществлять необходимые меры реагирования. Эффективность представлений в конечном итоге зависит от фактически принятых по ним мер. Поэтому очень важно установить правильные взаимоотношения между субъектами правоотношений, возникающих в связи с исполнением представлений, поскольку все они заинтересованы в наиболее полном и быстром устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления. В организационном отношении только такие деловые связи между субъектами следственной профилактики, которые внесли представления, администрацией предприятий, учреждений и руководителями общественных организаций, которым они адресуются, могут обеспечить надлежащую реализацию представлений, эффективность и целенаправленность осуществляемых мер.

В этой связи большое познавательное значение имеет выяснение вопроса о субъектах контроля за исполнением представлений.

На практике контроль за реализацией представлений осуществляется как следователями, так и прокурорами без четкого разграничения их функций и полномочий, что снижает эффективность контроля, нередко приводит к формализму.

Для правильного решения вопроса о пределах контрольных функций, по-видимому, прежде всего следует исходить из требований процессуального закона, определяющих полномочия следователя и прокурора при осуществлении мер следственной профилактики, а также из характера и специфики правоотношений, возникающих в процессе исполнения представлений. После внесения представления между следователем и компетентными должностными лицами, которым оно адресуется, возникают правоотношения. Они имеют длящийся характер и порождают определенные права и обязанности их субъектов. Должностные лица и руководители общественных организаций обязаны рассмотреть представления, в пределах своей компетенции принять необходимые меры реагирования и не позднее чем в месячный срок сообщить следователю. У последнего соответственно возникает право требовать от указанных лиц письменную информацию о принятых по его представлению мерах. Отсюда следует, что контроль за реализацией представления в течение установленного законом месячного срока возлагается на следователя. После получения сообщения о принятых мерах реагирования правоотношения между субъектами в связи с исполнением представления прекращаются. В практике допускаются неединичные случаи, когда компетентные лица, ответственные за исполнение представлений, не сообщают в установленный законом месячный срок о принятых мерах реагирования. В таких ситуациях дальнейший контроль за реализацией представлений, по мнению большинства процессуалистов, должен осуществлять прокурор с использованием свойственных ему форм надзора.

Источник – глава из учебного пособия:

Черечукина Л.В. Организация досудебного расследования: Учебное пособие / МВД Украины, Луган. гос. ун-т внутр. дел. - Луганск: РИО ЛГУВД, 2005. - 536 с.

Реклама
Задачи по экономике с решениями
Статьи по экономике