Объекты оперативно-розыскной деятельности

Как уже отмечалось, раскрытие сущности ОРД неразрывно связано с уяснением структуры этой деятельности к числу основополагающих элементов которой относится ее объект, т.е. то, на что, собственно, и направлено оперативно-розыскное воздействие. Содержание объекте оперативно-розыскной деятельности, как и любой другой предметной деятельности, определяется ее целями и задачами.

Закон Украины "Об оперативно-розыскной деятельности" не содержит прямого указания относительно понятия и составляющих элементов объекта этой деятельности. Однако исходя из достаточно четко определенных ее целей-задач можно сформулировать следующее.

1. Общим объектом ОРД является преступность во всем ее совокупном содержании (состояние и структуре преступности, ее причины, условия и иные общие характеристики). Как это можно интерпретировать?

Прежде всего следует исходить из того, что преступность как некое множество отдельных преступлений (не только выявленных и зарегистрированных, но и латентных, т.е. скрытых) и лиц, их совершивших, взятое в определенных территориальных (региональных) и временных границах, отражает воплощенную в ней совокупную уголовно наказуемую деятельность, в том числе раскрытую и получившую соответствующую уголовно-правовую оценку в установленном законом порядке.

В данном смысле преступность вполне допустимо понимать, во-первых, как множественную (по видам, формам, целям, причинам, способам действий и др.) деятельность различных ее субъектов (исполнителей, организаторов, пособников преступлений) и иных лиц, создавших своими действиями условия, способствовавшие совершению преступлений, а во-вторых, как сфокусированный результат многогранной правоохранительной деятельности соответствующих органов, в том числе к оперативных подразделений. Об этом можно уверенно говорить, по крайней мере, в контексте рассмотрения выявленной и учтенной части преступности.

Одна из первостепенных задач ОРД - выявление латентного среза преступности, что, как известно, четко сформулировано в ч. 1 ст. 103 УПК Украины, обязывающей оперативные подразделения как структурные звенья органа дознания принимать оперативно-розыскные меры с целью выявления признаков преступления и лиц, его совершивших, и аналогичным образом - в ст. 1 Закона Украины "Об оперативно-розыскной деятельности".

Однако ограничивать лишь этим срезом преступности общий объект ОРД нельзя, поскольку в таком случае отсутствует возможность ее количественного и качественного оперативно-розыскного анализа, по результатам которого формируется и постоянно корректируется базисная информационно-аналитическая модель общего объекта ОРД.

Известно, что отдельные стороны и элементы именно этого вида анализа представляют исходную информационную основу организации оперативно-розыскной деятельности, в частности определения отвечающих ее целям и задачам сфер приложения усилий (социальных, экономических сфер, различных инфраструктурных образований, отдельных прослоек населения и т.п.).

По содержанию упомянутая выше базисная информационно-аналитическая модель общего объекта ОРД в значительной мере совпадает с довольно распространенной на практике категорией "оперативно-розыскная характеристика преступлений".

К этому понятию, чаще всего отождествляемому с "оперативно-тактической характеристикой преступлений", в последнее время довольно часто обращаются ученые. Однако сущность его раскрыта еще не достаточно. Вероятно, поэтому содержание данного понятия либо целиком приравнивают к криминалистической характеристике преступлений, либо чаще всего выстраивают сводную модель из элементов криминалистической, криминологической и уголовно-правовой характеристики преступлений.

Такие характеристики действительно обретают комплексный характер, однако не совсем удовлетворяют ОРД. Они не в полной мере, а главное - вне системной связи с функционально-деятельностным содержанием ОРД отображают социальную действительность, познание которой всецело отвечает задаче обнаружения и фиксации фактических данных об отдельных лицах и группах, совершающих преступные деяния, а также о подготавливаемых и совершенных этими лицами и группами преступлениях (ст. 1, п. 1 ст. 7 Закона Украины "Об оперативно-розыскной деятельности).

При этом сказанное не означает, что из оперативно-розыскной характеристики преступлений должны быть исключены криминалистические, криминологические и другие признаки.

Криминалистические признаки преступлений, будучи, в частности, следовыми объективными отображениями преступной деятельности отдельных лиц и групп, включая ее цели, мотивы, объекты и предметы преступных посягательств, места, время и способы их совершения, а также результаты и их последствия, служат первичным информационно-ориентирующим источником определения путей, средств и способов осуществления оперативно-розыскных мер по раскрытию преступлений, совершенных неустановленными лицами.

Вместе с тем, статистическая повторяемость перечисленных выше элементов криминалистической характеристики преступлений, несомненно, позволяет прогнозировать совершение определенным оперативным контингентом отдельных видов преступлений, что имеет большое значение для их оперативно-розыскного предупреждения, пресечения и профилактики.

Криминологические признаки, характеризуя преступность как массовидное социальное явление, позволяют раскрывать типичные закономерности ее количественных и качественных изменений, выражающихся в показателях ее состояния, структуры и динамики. В ОРД эти показатели анализируются и оцениваются во взаимосвязи с изучением окружающей социальной среды в целях обнаружения внешних причин и условий, способствующих совершению преступлений, и принятия мер к их устранению.

С позиций общих целей и задач оперативно-розыскной деятельности это сводится к выявлению и фиксации в процессе ее проведения специфических на данный момент:

  • социальных, экономических, геополитических, этнографических процессов, миграционных изменений в перемещении населения и т.п., в условиях которых могут совершаться некоторые неординарные виды преступлений;
  • социально-психологических и иных закономерностей формирования личности преступника, особенно на типовом уровне;
  • типичных криминогенных обстоятельств и ситуаций, способных выступать в роли непосредственных причин, поводов и мотивов совершения конкретных преступлений;
  • оперативных контингентов, то есть лиц, которые в силу их действительного или вероятного преступного поведения должны находиться в поле зрения оперативных подразделений и т.д.

Из уголовно-правовых признаков для оперативно-розыскной характеристики преступлений наибольшее значение имеют прежде всего те, которые раскрывают правовое содержание понятия преступления и оснований уголовной ответственности.

Особый интерес представляют уголовно-правовые признаки, являющиеся, по существу, критериями определения подготавливаемого, совершаемого и законченного преступления. Именно эти критерии обусловливают направления и содержание предотвращения, пресечения, раскрытия и оперативной профилактики преступлений оперативными подразделениями.

Для формирования оперативно-розыскной характеристики преступлений большое значение имеют также квалифицирующие признаки отдельных преступлений, поскольку они нередко являются исходными для видового определения конкретных объектов оперативно-розыскного воздействия (например, организованной преступной группы или преступной организации).

Очевидно, что оперативно-розыскная характеристика преступлений представляет собой сложную информационную модель объекта оперативно-розыскной деятельности, органически объединяющую в себе специфические признаки, черты и особенности поэтапного развития преступных деяний как определенных актов человеческой деятельности в единстве с их непосредственными причинами и условиями, а главное - во взаимосвязи с внешней криминально потенциальной социальной средой.

Данная среда, которая объективно участвует в формировании общего объекта ОРД, условно разделяется на две составляющие: население {его определенные срезы) и среда как окружающие человека общественные, материальные и иные условия существования и деятельности.

Неслучайно социальная среда в криминологии изучается: во-первых, во взаимодействии с характеристиками различных типов ее личности; во-вторых, в разрезе разных сфер и уровней среды; в-третьих, в динамике; в-четвертых, с учетом дифференциации сфер жизнедеятельности личности.

Особое место в социальной среде отводится инфраструктурным образованиям. Специальные экономические исследования вскрыли интересные закономерности прямой взаимозависимости возрастания экономики и роста различных инфраструктурных сфер, с одной стороны, а с другой - закономерности ответного роста экономики, вызванного интенсивным развитием инфраструктуры.

Эти закономерности довольно быстро воплощаются в преступные отношения, образуя инфраструктуру преступности. В теории она определяется как комплекс материальных и нематериальных факторов, которые хотя и не носят прямого криминального характера, однако обеспечивают преступные действия отдельных лиц и групп и в целом обслуживают интересы функционирования преступности как системы (А.Ф. Долженков и др.).

В ряду прочих слагаемых инфраструктуры преступности интерес для ОРД представляют территории, объекты и др., являющиеся местами концентрации преступного элемента (рынки, ночные клубы, подпольные дома терпимости, центры наркобизнеса, легальные и фиктивные предприятия, отмывающие незаконные денежные доходы, и т.д.).

Особое место занимают инфраструктурные образования, формирующиеся внутри либо рядом с наиболее капиталоемкими промышленными, энергетическими, аграрными, финансово-кредитными предприятиями, комплексами и т.п. Обслуживая их, эти образования создают объективные условия для противозаконного завладения продукцией и финансовыми средствами, перевода последних в теневой оборот и т.д.

Это, в свою очередь, продуцирует создание соответствующих организованных преступных сообществ. В последующем они нередко сливаются с различными инфраструктурами, образуя мощные организованные преступные организации.

В непосредственном отношении оперативно-розыскную характеристику преступлений можно объективно связать с такими внешне выраженными компонентами социальной среды, как:

  • наличие рецидивистов и вообще ранее судимых (количество, миграция, оседание на определенной территории и т.д.);
  • наличие групповых криминальных объединений (дислокация, состав, лидерство, сплоченность, стойкость, направленность преступного поведения и т.п.);
  • наличие других лиц, в отношении которых должны осуществляться меры ОРД (социальная, психологическая, моральная, культурная характеристики и т.п.);
  • рупповые и межгрупповые отношения в современной криминальной среде;
  • наличие установленных фактических данных о выявленных преступных намерениях и действиях со стороны определенных лиц и групп, в том числе по подготовке к совершению преступлений или их совершению конкретными субъектами, либо об их причастности к преступлениям, подготавливаемым или совершенным неустановленными лицами;
  • состояние и эффективность оперативно-розыскной, в том числе оперативно-профилактической, работы на определенной территории за определенный период времени.

Все вышеизложенное позволяет отнести оперативно-розыскную характеристику преступлений к базисной составляющей общего объекта ОРД, а сам такой объект определить как целостную систему, находящуюся в единстве с окружающей социальной средой, в которой эта система функционирует.

Это значит, что при практическом подходе к общему объекту ОРД, а конкретнее - к определению отдельных его сторон, подлежащих оперативно-розыскному воздействию, как и к выбору конкретных направлений, мер и средств такого воздействия, следует, с одной стороны, исходить из необходимости их привязки к реалиям окружающей социальной среды, а с другой - определять возможности рационального изменения этой среды в интересах общества и в соответствии с новыми задачами и целями ОРД, диктуемыми объективными преобразованиями, происходящими в Украине.

2. Непосредственными объектами ОРД однозначно являются конкретные лица и группы, а также их преступные деяния, так как поиск и фиксация фактических данных о них законодателем отнесены к главной задаче ОРД. Следовательно, указанные выше элементы представляют собой основные слагаемые непосредственных объектов оперативно-розыскной деятельности.

Но, как уже говорилось, объект ОРД обретает свой статус лишь в том случае, если он включен в процесс оперативно-розыскной деятельности, т.е. тогда, когда на него оказывается законное воздействие со стороны специальных субъектов посредством реализации соответствующих правовых норм, т.е. применения гласных и негласных мер и средств ОРД.

Критерий законности при этом является первостепенным и означает, что для признания лиц и групп объектами ОРД и реализации в отношении их указанных мер и средств требуются правовые основания, содержащиеся в ст. 6 Закона Украины "Об оперативно-розыскной деятельности", а именно необходимо наличие достаточной информации, полученной в законном порядке, о том, что они:

  • готовят или совершили преступления; причастны к преступлениям, подготавливаемыми или уже совершенными неустановленными лицами;
  • скрываются от следствия, суда либо уклоняются от отбывания уголовного наказания;
  • являются безвестно отсутствующими;
  • осуществляют разведывательно-подрывную деятельность, в том числе представляя спецслужбы иностранных государств и организаций;
  • являются объектами проверки в связи с допуском к государственной тайне, к работе с ядерными материалами и на ядерных установках.

Перечисленные правовые основания, по существу, представляют собой внешние объективные признаки, позволяющие оперативным подразделениям выявлять указанных лиц и участников групп. Последние, будучи включенными в сферу ОРД в связи с их к конкретной противоправной деятельностью, являются главными объектами непосредственного оперативно-розыскного воздействия.

Непосредственными объектами ОРД в определенной мере могут быть признаны и другие лица, потенциально склонные к совершению преступлений или являющиеся в силу различных обстоятельств носителями опосредствованной информации, имеющей существенное значение для обнаружения, предупреждения и раскрытия преступлений, выявления причин и условий, способствующих их совершению, и осуществления профилактики правонарушений.

Однако предметы, документы, каналы связи и прочие материальные объекты как носители информации, подлежащие обнаружению посредством применения поисковых, разведывательных и контрразведывательных мер, не являются объектами ОРД (как считают некоторые авторы), ибо это скорее продуцированные результаты использования различных технологий осуществления преступной деятельности объектов ОРД. Их нужно относить к предметам поиска и познания с целью документирования указанной деятельности.

В целом среди лиц и групп, как непосредственных объектов ОРД можно выделить тех, преступная деятельность которых реально еще только намечается или подготавливается, а также тех, которые уже фактически осуществляют ее.

Первые являются объектами деятельности по предотвращению преступлений, вторые же - объектами деятельности по пресечению начавшихся и раскрытию совершенных преступлений.

Но в обоих случаях для достижения соответствующих результатов оперативно-розыскной деятельности необходимо осуществление как гласных, так и негласных мер, а также использование соответствующих оперативных и оперативно-технических средств ОРД.

Для более полного рассмотрения предметного содержания объекта ОРД как объекта соответствующего оперативно-розыскного воздействия надо конкретизировать основные цели и задачи ОРД, то есть ожидаемые конечные результаты данной деятельности.

Их, как уже отмечалось, законодатель обозначил через призму обязанностей оперативных подразделений, к которым, в частности, отнесены: предупреждение, раскрытие преступлений и установление виновных лиц; выявление и устранение причин и условий, способствующих совершению преступлений; профилактика правонарушений; розыск лиц, скрывающихся от органов расследования, суда, уклоняющихся от отбывания уголовного наказания или безвестно отсутствующих (ст. ст. 1, 7 Закона Украины "Об оперативно-розыскной деятельности").

Такая конкретизация целей и задач оперативно-розыскной деятельности опредмечивает ее объекты, то есть позволяет четко определить содержание различных их компонентов, например поведенческих (противоправные намерения, подготовительные действия, непосредственное совершение преступлений); личностных (ценностные, мотивационные, волевые, девиантные побудительные ориентации конкретных лиц); ситуативных (конфликты и иные жизненные ситуации) и др., на которые должны быть направлены поисковые, информационно-познавательные, непосредственно воздействующие меры оперативных подразделений, а также адекватные им средства, методы и т.д.

Выяснение понятия и сущности объектов ОРД имеет достаточно большое практическое значение.

Так, например, правовыми основаниями для отнесения либо неотнесения отдельных лиц или групп к объектам ОРД являются их признаки, предусмотренные оперативно-розыскным законодательством (ч. 1 ст. б Закона Украины "Об оперативно-розыскной деятельности").

Для правильного видового определения отдельных объектов ОРД первостепенное значение имеют также уголовно-правовые признаки отдельных преступлений и их субъектов.

К примеру, принимая решение о проведении ОРД в отношении организованной преступной группы или преступной организации, следует учитывать их признаки, четко сформулированные в УК Украины.

В соответствии с п. 3 ст. 28 УК преступление признается совершенным организованной группой, если в его приготовлении или совершении принимали участие несколько лиц (три и более), которые предварительно сорганизовались в стойкое объединение для совершения этого и другого (других) преступлений, объединенных единым планом с распределением функций участников группы, направленных на достижение этого плана, известного всем участникам группы.

Как видно, главными (определяющими) признаками организованной преступной группы согласно приведенной законодательной норме являются:

  1. в ней не менее трех членов;
  2. предварительная сорганизованность для совершения одного или более преступлений;
  3. стойкость и сплоченность объединения;
  4. объединение преступлений единым планом;
  5. оведение плана до всех участников группы;
  6. распределение функций между членами группы, направленных на достижение плана преступления (преступлений).

Вместе с тем, в п. 4 ст. 28 УК законодатель признает преступление совершенным преступной организацией при условии, что оно совершено стойким иерархическим объединением нескольких лиц (три и более), члены или структурные части которого по предварительному сговору сорганизовались для совместной деятельности с целью непосредственного совершения тяжких, или особо тяжких преступлений участниками этой организации, руководства либо координации преступной деятельности других лиц, или обеспечения функционирования как самой преступной организации, так и иных преступных групп.

Как видно, отличие преступной организации от организованной группы заключается в том, что: преступной организацией признается иерархическое объединение; целью его образования является преступная деятельность, содержанием которой охватывается: непосредственное совершение не любых, а только лишь тяжких или особо тяжких преступлений, руководство либо координация преступной деятельности других лиц, обеспечение функционирования как самой преступной организации, так и иных преступных групп.

Мы акцентируем внимание на перечисленных выше признаках ввиду необходимости более четкого практического распознания и размежевания разных видов организованных преступных формирований, поскольку от этого зависит, с одной стороны, обоснованность и эффективность их уголовного преследования, а с другой стороны, усовершенствование оперативно-розыскной деятельности по своевременному выявлению указанных формирований и осуществлению в отношении их соответствующих мер ОРД.

В контексте рассматриваемого вопроса следует также указать и на потребность определения оперативными подразделениями так называемой оперативной окраски объектов ОРД. Речь идет о квалифицирующих признаках отдельных видов преступлений, с учетом которых оперативные подразделения берут на оперативный учет отдельных преступников или преступные группы, помечая их как "воров", "разбойников", "мошенников", "взяточников" и т.п.

Кроме того, большая роль в практике ОРД отводится познанию личностных характеристик отдельных лиц как объектов ОРД. В частности, привлекательными в оперативно-розыскном отношении признаются такие группы личностных признаков, как:

  1. социально-демографические: пол, возраст, социальное положение, образование, профессия, специальность и др.;
  2. социально-психологические: социальные позиции и роли, моральные качества и т.п.;
  3. психологические: потребности, мотивы, стремления и прочие побуждения, лежащие в основе преступного поведения, а также волевая, эмоциональная, интеллектуальная сферы и т.п.

Следует отметить, что для оперативно-розыскной деятельности представляют интерес не все личностные характеристики ее объектов, а лишь те, которые имеют существенное значение для выполнения задач ОРД.

Например, для криминалиста интересны проявления личностных свойств преступника во внешней стороне преступных действий (то есть в способах и приемах совершения преступлений, сокрытия их следов и т.п.); для следователя или судьи - мотивации преступлений.

Для оперативника же имеет значение все, что относится к личностным побудителям преступного и после-преступного поведения, которое реализуется либо в конкретной преступной деятельности, ее развитии и взаимодействии с окружающей социальной средой, либо в противостоянии преступного элемента правоохранительной системе, в особенности системе уголовного судопроизводства и т.п. Именно это в конечном счете и позволяет оперативным подразделениям определить адекватные сферы, цели, содержание и способы непосредственного воздействия на объекты ОРД.

Источник – глава из учебного пособия:

Основы оперативно-розыскной деятельности в Украине (понятие, принципы, правовое обеспечение) Часть первая. Учебное пособие Э.А. Дидоренко, Б.И. Бараненко, В.А. Глазков, Н.И Курочка, В.А. Силюков, А.Г. Цветков; Под. ред. проф. Э.В. Виленской; МВД Украины, Луг. акад. внутр. дел им. 10-летия независимости Украины. - Луганск: РИО ЛАВД, 2006. - 245 с.

Реклама
Задачи по экономике с решениями
Статьи по экономике