Хозяйственно-правовые средства предупреждения банкротства. Часть №8

Степанов А.А. Хозяйственно-правовые средства предупреждения банкротства. Диссертация на соискание научной степени кандидата юридических наук. – Донецк, 2006.

Мировой практике известны две основные системы управления в процедуре банкротства: внутреннего управления, когда должником управляет прежнее руководство (США), и независимого – с привлечением профессиональных кризисных управляющих (Великобритания) [67, 120, 191, 223].

Как представляется, выбор конкретной системы управления должен избираться соответственно каждому конкретному случаю и детерминироваться анализом причин, в результате которых положение должника ухудшилось. Если финансовый кризис стал результатом действия внутренних факторов, то есть так или иначе связан с некомпетентностью руководства, внешнее управление вполне оправдано, если же неплатежеспособность связана с внешними факторами, действие которых никак не зависело от руководителя должника, необходимость отстранения руководства должника от управления им является весьма спорной.

Таким образом, если в результате анализа финансового состояния дел, проведенного распорядителем имуществом, возможно сделать вывод о санационной состоятельности и если финансовые трудности вызваны действием внешних факторов и не могли быть предотвращены руководством должника, то необходимо вводить процедуру санации и применять смешанную систему управления: руководитель должника, не причастный к возникновению финансовых проблем, должен действовать наряду с арбитражным управляющим в соответствии со ст. 53 Закона.

Закон предусматривает определенные ситуации, когда заявление о банкротстве является не правом, а обязанностью должника. Нормы об обязанности подачи заявления должником является новеллой украинского законодательства. Их целью, как и целью вообще института банкротства, является увеличение вероятности как можно более полного удовлетворения требований кредиторов, а также использование возможностей по восстановлению платежеспособности должника. В этой связи, параллельно с данной обязанностью в национальном законодательстве должны быть разработаны нормы о различных видах и объемах ответственности определенных лиц за нарушение такой обязанности.

Поскольку указанные нормы служат интересам как должника, так и кредиторов, они содержатся как в продолжниковых системах (например, во Франции руководитель должника обязан подать заявление о банкротстве в течение 15 дней с момента прекращения платежей) [229], так и в прокредиторских (в Великобритании директор обязан обратиться в суд при отсутствии возможности избежать процедуры банкротства) [233].

Во Франции, где господствует продолжниковая система, установлено, что в случае невыполнения должником условий мирового соглашения, он обязан, не ожидая 15 дней, обратиться в суд без промедления (ст. 3 Закона 85-98). При этом случаи задержки или не обращения в суд при возникновении обстоятельств, указанных в законе, являются основанием для признания руководителя должника банкротом [229].

Статья 7 действующего Закона определяет обстоятельства, при которых подача заявления о банкротстве является обязанностью должника. При этом вопрос о достаточности средств на покрытие судебных расходов Законом определен недостаточно ясно. Так, по мнению В.В. Джуня, поскольку законодательно установлена обязанность для должника обратиться в хозяйственный суд в месячный срок при наступлении указанных в статье обстоятельств, то и не требуется наличие у должника имущества, достаточного для покрытия судебных расходов [36]. Б.М. Поляков придерживается иного мнения и утверждает, что Закон не устанавливает исключений из общего правила и должник подает заявление в хозяйственный суд только при наличии имущества, достаточного для покрытия судебных издержек. Хотя норма (ч. 4 ст. 7) Закона и сформулирована по принципу «если иное не предусмотрено этим Законом», однако Закон не содержит иного [123, с. 22].

В данном случае, для установления истинной воли законодателя представляется правильным обратиться к систематическому и логическому толкованию Закона о банкротстве. Законодатель, обозначив в ч. 4 ст. 7 Закона правило о том, что должник подает заявление о банкротстве при наличии имущества, достаточного для покрытия судебных издержек, также определил, что данное правило действует, если иное не определено этим Законом. Далее в части 5 этой же статьи законодатель определяет случаи, при которых должник обязан обратиться с заявлением в хозяйственный суд. Случаи, которые обязывают должника подать заявление о банкротстве в хозяйственный суд, можно классифицировать в зависимости от правовой природы основания возбуждения дела о банкротстве. Можно выделить три таких основания:

  • угроза неоплатности;
  • неплатежеспособность;
  • неоплатность.

Вменив в обязанность должнику при наличии угрозы неоплатности и неоплатности подавать заявление о банкротстве, действующий Закон, прежде всего, имеет целью – защиту интересов всех кредиторов по равномерному распределению имущества должника.

Определение законодателем данной обязанности для должника можно рассматривать как непрямое выражение того частного случая «иного», о котором идет речь в ч. 4 ст. 7 Закона.

Относительно неплатежеспособности должника (абзац 3 ч. 5 ст. 7 Закона (принятия уполномоченным органом решения об обращении в хозяйственный суд с заявлением о возбуждении дела о банкротстве) то, исходя из логики Закона, не вызывает сомнения, что в данном случае собственник обязан иметь имущество, необходимое для покрытия судебных издержек.

Конечно, данное толкование не претендует на абсолютную истинность, однако, как представляется, соответствует цели оперативного вхождения в процедуру банкротства для защиты интересов кредиторов.

Различные толкования данного положения Закона, прежде всего, вызваны несовершенством законодательной техники изложения нормативного акта.

Также, представляется обоснованным внести дополнения в Закон относительно того, что если в вышеуказанных случаях во время судебного рассмотрения дела о банкротстве выясняется, что у должника отсутствует или недостаточно имущества для покрытия судебных расходов, суд применяет к такому должнику положения ст. 52 Закона (то есть правила регулирования процедур по отсутствующему должнику).

До внесения изменений Законом Украины от 07.03.02 г. №3088-III в ст. 52 Закона, часть 8 этой статьи предусматривала данное положение. Чем мотивировано исключение ч. 8 ст. 52 Закона, остается не вполне ясным и представляется необоснованным.

Итак, обстоятельства, при которых должник обязан в месячный срок обратиться в хозяйственный суд с заявлением о возбуждении дела о банкротстве, часть 5 ст. 7 Закона устанавливает следующие:

  1. Если удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов приведет к невозможности исполнения денежных обязательств должника в полном объеме перед другими кредиторами.
  2. Если орган должника, уполномоченный в соответствии с учредительными документами или законодательством принимать решение о ликвидации должника, принял решение об обращении в хозяйственный суд с заявлением должника о возбуждении дела о банкротстве.
  3. Если при ликвидации должника не в связи с процедурой банкротства установлена невозможность должника удовлетворить требования кредиторов в полном объеме.

Формулирование первого основания (обстоятельства) является недостаточно четким и вызывает определенные дискуссии.

С достаточной уверенностью в данном случае нельзя установить основание возбуждения дела о банкротстве ? угроза неплатежеспособности, неплатежеспособность, неоплатность или вообще угроза неоплатности. Прежде всего неясно, какие требования и обязательства имеются в виду? Следует ли обязательства понимать как требования, то есть обязательства, по которым срок исполнения уже наступил?

Расширительное толкование данной нормы Закона приводит к определенному хаосу: основаниями возбуждения дела о банкротстве могут быть как угроза неплатежеспособности, неплатежеспособность, неоплатность, так и угроза неоплатности. Таким образом, угроза неплатежеспособности как необходимое условие для возникновения права должника на подачу заявления о банкротстве, принятое в мировых системах банкротства, превратится в обязанность должника [190, с. 545].

При семантическом и логическом толковании диспозиции нормы, изложенной в абзаце втором ч. 5 ст. 7 Закона, необходимо обращать внимание на следующее.

В данной юридической норме употребляется слово «приведет» в будущем времени. В этой связи, рассуждая логически, можно прийти к выводу, что исполнение денежных обязательств должно происходить в будущем. Следовательно, денежные обязательства должника являются с юридической точки зрения такими, по которым срок исполнения еще не наступил на момент удовлетворения требований одного или нескольких кредиторов «сегодня». В диспозиции юридической нормы говорится также о том, что такое удовлетворение требований сегодня приведет именно к невозможности исполнения денежных обязательств в будущем. Следовательно в данном случае законодатель устанавливает достоверный факт будущей невозможности исполнения своих денежных обязательств в полном объеме перед другими кредиторами. Данное логическое заключение подтверждается отсутствием словосочетания «…вероятно, приведет к невозможности…». В практическом преломлении данное можно проиллюстрировать на следующем примере. У должника А имеются активы на 100000 грн. и два кредитора по денежным обязательствам на 80000 грн., срок исполнения по которым уже наступил. Кроме того, имеются кредиторы на 200000 грн., срок исполнения по которым наступает через 1 месяц. Удовлетворив требования кредиторов на 80000 грн. «сегодня», должник, при условии отсутствия реальных возможностей в кратчайший срок пополнить свои активы, оказывается в ситуации, при которой через 1 месяц становится невозможным удовлетворить требования других кредиторов по наступлении срока их исполнения. В данном случае возникает ситуация угрозы неоплатности, то есть после удовлетворения требований одних кредиторов «сегодня», активы должника снижаются до уровня, при котором пассивы должника «завтра» будут превышать его активы. В данном случае разница между угрозой неплатежеспособности и угрозой неоплатности заключается в том, что в первом случае внимание акцентируется на признаке «вероятности» неудовлетворения денежных обязательств в будущем, а во втором – на достоверной невозможности удовлетворить требования в ближайшем будущем. Данные категории являются оценочными и должны рассматриваться в контексте финансово-хозяйственной деятельности конкретного должника. То есть, должник не обязан заявлять о своем банкротстве, если удовлетворив какие-либо требования «сегодня», в будущем он, вероятно, не сможет рассчитаться с кредиторами, срок исполнения обязательств которых только наступит.

Представляется необходимым дополнить данную норму абзаца второго ч. 5 ст. 7 Закона признаком неоплатности, который всегда легче обнаружить должнику.

Вопрос сводится к тому, что в момент, когда должник намерен удовлетворить требования одного или нескольких кредиторов при условии наличия иных кредиторов, у которых срок исполнения денежных обязательств также уже наступил, имеет место превышение пассивов над активами у должника. Данная ситуация не должна оставаться вне рамок правового регулирования, так как напрямую влияет на защищенность и справедливое распределение имущества должника среди всех его кредиторов.

В этой связи необходимо наряду со словом «приведет» добавить в качестве альтернативы слово «приводит». В таком случае данная норма будет иметь следующий вид: «удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов приведет или приводит к невозможности исполнения денежных обязательств должника в полном объеме перед другими кредиторами». В связи с тем, что слово «приводит» сформулировано в настоящем времени, появляется основание утверждать, что исполнение денежных обязательств должника перед другими кредиторами следует понимать как исполнение денежных обязательств, по которым уже наступил срок их исполнения.

В этой связи российский правовед В.В. Витрянский считает, что такого рода ситуации часто будут возникать при принятии судебных решений об удовлетворении требований отдельных «крупных» кредиторов, в особенности, если для исполнения таких судебных решений понадобится обратить взыскание на имущество должника, также могут иметь место случаи «конкуренции» судебных решений, принятых по искам отдельных кредиторов [135, с. 50].

Исходя из изложенного, представляется необходимым изменить Закон, изложив абзац второй ч. 5 ст. 7 Закона в следующей редакции:

«Удовлетворение требований одного или нескольких кредиторов приведет или приводит к невозможности исполнения денежных обязательств должника в полном объеме перед другими кредиторами.

Удовлетворение требований может осуществляться как в принудительном, так и в добровольном порядке».

В данном случае в основу обстоятельств, при которых должник обязан обратиться в хозяйственный суд с заявлением о банкротстве, положена угроза неоплатности и неоплатность.

При формулировании в Законе второго основания обязательного обращения в суд также не определено основание для возбуждения дела о банкротстве. Представляется, что решение об обращении в хозяйственный суд с заявлением о банкротстве юридического лица может быть принято органом, уполномоченным учредительными документами только при наличии признаков неплатежеспособности, т.е. следует исходить из общих норм возбуждения дела о банкротстве (ст. 6 Закона). Если указанное решение принято при отсутствии признаков неплатежеспособности, суд может и обязан отказать в принятии такого заявления, а также оно может быть оспорено участниками этого юридического лица, возражавшими против принятия такого решения.

Относительно третьего основания следует отметить, что в качестве основания для возбуждения дела о банкротстве выступает признак неоплатности, то есть точно установленное превышение пассивов над активами должника. Обозначенная норма применяется в связи с ликвидацией должника по решению собственника (уполномоченного им органа), участников такого юридического лица и предоставляет им право инициировать дело о банкротстве по упрощенной процедуре согласно ст. 51 Закона. Данная норма подлежит применению и в случае, когда имеет место принудительная ликвидация не в связи с процедурами банкротства.

Обращает внимание тот факт, что обязанность обратиться в хозяйственный суд возникает не с момента обнаружения признаков банкротства, а с момента, когда возникает любая ситуация, при которой выявляется недостаточность имущества должника для полного удовлетворения требований всех кредиторов, даже в том случае, когда неудовлетворенная часть требований кредиторов составляет менее 300 минимальных размеров заработной платы.

Таким образом, законодательство Украины о банкротстве в вопросах регулирования отношений, связанных с обязанностью для должника подавать заявление в хозяйственный суд о возбуждении дела о банкротстве, по своей идее отвечает общей концепции права несостоятельности (банкротства). Однако, правовое регулирование таких отношений нуждается в усовершенствовании с учетом реалий общественных отношений, которые сложились в экономической системе Украины. Вопрос также, в большинстве случаев, сводится к обеспечению данных императивных норм закона мерами юридической ответственности, которые на сегодняшний день практически отсутствуют в хозяйственном законодательстве Украины. Аспекты хозяйственно-правовой ответственности в отношениях несостоятельности (банкротства) будут исследоваться в данной работе ниже.

Внесение предложенных выше изменений и дополнений в украинский Закон о банкротстве, думается, будет способствовать обеспечению защиты интересов как самих должников, так и их кредиторов независимо от общей направленности любого национального законодательства о несостоятельности (банкротстве), минимизирует возможности злоупотребления правами со стороны должников, повысит доверие в отношениях хозяйствующих субъектов, стабилизируя тем самым экономическую систему Украины.

Реклама
Задачи по экономике с решениями
Статьи по экономике