Статья 209 УК Украины: "отмыли" до потери смысла. За державу обидно, за профессию стыдно

Издавна юристов относили к элите общества, считали передовым отрядом его интеллектуальной культуры. И это не удивительно. Юристы творят правоорганизационную структуру социально-экономической жизни, системный скелет общества. От рождения до смерти каждое общественно значимое действие гражданина регламентируется правовыми нормами. Поэтому не только социальное благополучие человека, но даже комфортность его обыденного бытия зависят от социального кругозора и, скажем прямо, умственных способностей, добропорядочности творцов закона, всех юридических норм.

Мне случайно попалась книга Томаса Стэнли "Ум миллионера". В ней приведены любопытные данные опроса 733 мультимиллионеров США. В первой пятерке оказались следующие факторы, наиболее благоприятствующие успеху:

  • честность в отношениях со всеми;
  • высокая дисциплина;
  • умение ладить с людьми;
  • поддержка супруга (-и);
  • высокая трудоспособность.

Когнитивные способности, оцениваемые в США коэффициентом IQ (уровень интеллектуального развития, память, словарный запас, зрительно-моторная координация), заняли 21-е место в списке, и их важность подтвердили лишь 20 % из числа опрошенных миллионеров. Но большинство из этих двадцати процентов, как выяснилось, составили юристы-миллионеры и врачи-миллионеры.

Особое требование из всех предъявляемых к юристу – это способность к логическому мышлению. Только логическая последовательность, согласованность, выверенность правовых норм и законов в целом может обеспечить устойчивое управление социальными процессами. В цивилизованных странах существуют жесткие, скрупулезно расписанные процедуры разработки и принятия законов. Столь же четко расписан порядок их применения. В значительной мере все это заслуга ученых-юристов. Сегодня при взгляде на нашу отечественную действительность, когда высокоприбыльные государственные предприятия по разнарядке передаются приближенным к власти особам в частную собственность и тут же становятся якобы чуть ли не убыточными, когда законы и право в целом превращаются в товар, покупаемый и продаваемый, как семечки у уличной торговки, и, по признанию министра юстиции, "когда были политические желания, к их реализации не привлекались специалисты, которые знают, как это делать", у меня как у ученого опускаются руки: во имя кого, для чего не спишь, ломаешь голову, анализируешь законодательство, ищешь пути его совершенствования? Долг перед народом? Или инерция?

Честно признаюсь: не знаю, не могу сам разобраться в своих чувствах. Скорее всего, обидно за державу, стыдно за профессию. Читая газеты, беседуя с рядовыми жителями, порой испытываешь неловкость от того, что у тебя диплом юриста. Это ведь не шахтеры и не земледельцы, а мои коллеги-юристы устроили клоунаду с Гражданским и Хозяйственным кодексами, играют в чехарду с подавляющим большинством действующих законов. Уж, казалось бы, уголовное законодательство больше других застраховано от субъективных влияний. Тем не менее, в Уголовном кодексе, даже вроде бы в нейтральных разделах, чудес хоть отбавляй. Свою лепту в дискредитацию статуса юриста вносят нелепые, алогичные толкования законов Пленумом Верховного Суда Украины.

Я начал писать книгу под отражающим суть ситуации названием "Парадоксы уголовного кодекса". Но тут вместе с А.С. Беницким и российскими коллегами получил грант. Вынужденно с опережением плана занялся анализом ст. 209 УК Украины. Замысел менять не пришлось. У Георгия Иванова есть философские строки:
Поговори со мной о пустяках,
О вечности поговори со мной.

В "пустяках" этой статьи Кодекса, как и во многих других, как в капле воды, сконцентрированы "вечные" беды отечественного нормотворчества.

В советское время существовала поговорка: "Хороший редактор тот, кто найдет в книге фразу, ради которой она писалась, и вычеркнет ее". Видимо, принципом советского редактора руководствовались постсоветские законодатели, внося изменения в ст. 209 УК Украины, и члены Пленума Верховного Суда Украины, давая толкование нормы в измененной редакции.

Отмечу только, что вопреки заложенной в норме идее, ответственность за отмывание преступно приобретенных доходов не наступает при совершении большинства тяжких преступлений. Более того, отмывание доходов в современных условиях рассматривается как один из инструментов борьбы с терроризмом. Однако отчитались перед FATF и другими международными организациями, и тут же исподтишка захлопнули дверь: финансирование терроризма – преступная деятельность, а использование преступно приобретенных доходов для продолжения преступной деятельности согласно постановлению Пленума Верховного Суда Украины не может квалифицироваться по ст. 209 УК Украины. Формально правильно, а по существу абсурд, "отмыли" ст. 209 УК до потери смысла. Наверное, о подобной ситуации писала девочка: "Папа! Я видела льва, но он не похож".

Необходимость создания правовых основ предупреждения, выявления и прекращения деятельности криминальных формирований не вызывает сомнений. Поэтому не случайно приобретает актуальность проблема пресечения организованной корыстной преступности, в том числе путем недопущения использования доходов, полученных преступным путем. Но, как это часто случается, вместо системного целенаправленного подхода к управлению (именно этот термин отражает требуемую меру) процессами, в рамках которых пока относительно безнаказанно функционирует организованная преступность, предлагаются и возводятся на высокий международный уровень разовые решения, не всегда обеспеченные полноценным механизмом их реализации. Попытаюсь показать это на примере одной нормы УК Украины.

Уголовная ответственность в регулировании общественных отношений – мера крайняя, в экономической сфере – исключительная. В написанной мною главе монографии предприняты отдельные попытки наметить пути предотвращения преступной деформации хозяйственных отношений путем упреждающего их правового регулирования, внесения дополнений в Хозяйственный кодекс Украины.

Во введении изложены общие задачи исследования. Но когда в работе принимают участие несколько авторов, несовпадение отдельных позиций неизбежно. Была договоренность, что каждый соисполнитель имеет право на свою точку зрения, чем и воспользовались. С А.С. Беницким мы тесно сотрудничали в исследовании по гранту НАН Украины и плановой темы Института экономико-правовых исследований НАН Украины "Гармонизация законодательства о внешнеэкономической деятельности в контексте международной интеграции Украины", вместе нашли новые подходы к решению некоторых проблем. При написании монографии мы разделили обязанности: Андрей Сергеевич и наш российский коллега Олег Юрьевич Якимов сделали акцент на международно-правовых аспектах и вопросах квалификации преступления, в моей главе предпринята попытка показать ограниченность возможностей реализации требований ст. 209 УК Украины в следственной и судебной практике и наметить пути совершенствования законодательства в этой части.

Я сознательно отошел от официальных рамок ВАК Украины в написании научных работ. В главе мало ссылок на других авторов, (исключение для сообщающих информацию справочного характера), до минимума сведена критика чужих работ. Предполагается, что читатель эрудирован в рассматриваемой проблеме, если нет – лучше читать первоисточники, чем получать представление о них по отдельным цитатам. Иначе действительно превратится в реальность старый афоризм: "Классик – это автор, которого еще цитируют, но уже не читают". Тем паче, что круг фундаментальных работ по этой теме ограничен. В Украине наиболее квалифицированно проблема исследована А.С. Беницким и А.А. Дудоровым. К ним я отсылаю за недостающей информацией.

Работа отличается от общепринятых требований и по стилю изложения материалов. Ныне в диссертациях и монографиях произошло тотальное обезличивание автора, ответственное "Я" замещается безликим "Мы"; вместо выражения своего отношения в категоричной форме "я считаю" – размытое, затуманенное "представляется". Культура письменная нередко сведена к набору слов Эллочки-людоедки. Складывается впечатление, что работы дореволюционных юристов и талантливых современных соотечественников многие пишущие даже не держали в руках.

Я нарушил сложившиеся каноны в ранее изданной книге "Ненаучные заметки о некоторых научных проблемах уголовного процесса". Работа большая по объему – 600 страниц, исследованы многие актуальные проблемы. Но чтобы исключить нападки за стиль изложения, дал ей такое название и заявил книгу как эссе. Однако весьма авторитетные рецензенты обвинили меня в лукавстве, посчитав, что работа полностью отвечает требованиям, предъявляемым к монографиям. Поэтому, пользуясь прецедентом, продолжаю исповедовать (слегка перефразировав) Лао Цзы: если хочешь прочесть книгу, написанную желаемым стилем, напиши ее.

Еще одна особенность. Научные работы иногда предваряются эпиграфом. Обычно это цитата из литературного произведения или фундаментального труда. Прием, заслуживающий одобрения – сразу концентрируется, становится понятным замысел автора, основная идея того или иного раздела книги. В первой главе предлагаемой монографии также используется этот прием, но "цитируются" рисунки оригинального художника Виталия Пескова, доходчивее отражающие содержание написанного, чем любая крылатая фраза самого что ни есть классика. Надеюсь, новшество не вызовет уж очень сильного негодования пуритан от науки.

Известная истина: "критерием теории является практика". В юриспруденции сферы ее применения крайне сужены. Далеко не каждый ученый может похвастаться, что его разработки послужили основой для принятия закона, серьезного нормативного акта, постановления Пленума Верховного Суда. В целом же ситуация очень напоминает разговор Шаляпина с извозчиком, который вез его по Москве.
- А ты, барин, чем занимаешься?
- Да вот пою.
- Я не про то… Я спрашиваю, чего работаешь? Петь – это мы все поем. И я пою, под настроение. Я спрашиваю: чего делаешь?

Хочется надеяться, что "пение" авторов настоящей монографии будет услышано и одобрено научной общественностью, с ее помощью реализовано в законодательстве.

Источник: глава из монографии

Беницкий А.С., Розовский Б.Г., Якимов О.Ю. Ответственность за легализацию преступно приобретенных доходов в уголовном законодательстве Украины и Российской Федерации: Монография / МВД Украины, Ин-т экон.-пр. исл. НАН Украины, Луган. гос. ун-т внутр. дел им. Э.А. Дидоренко, Восточноукр. нац. ун-т им. В. Даля. – Луганск: РИО ЛГУВД им. Э.А. Дидоренко, 2008. – 496 с. – Библиогр.: С. 463-492.

Реклама
Задачи по экономике с решениями
Статьи по экономике