Структура и содержание обвинительного акта

Вопрос о структуре обвинительного акта в теории уголовного процесса является дискуссионным. Среди ученых и практиков нет единого мнения по рассматриваемому вопросу. Уголовно-процессуальное законодательство Украины характеризует эту структуру в самом общем виде, выделяя в документе две части – описательную и резолютивную (ст. 223 УПК). Эта позиция законодателя нашла отражение в учебных пособиях, авторы которых предлагают примерные образны процессуальных документов. Вместе с тем некоторые юристы-теоретики и многие практические работники при- знают наличие еще и вводной части обвинительного акта. Приложения к обвинительному акту также предлагается считать неотъемлемой самостоятельной частью этого процессуального документа. Более того, в литературе высказаны предложения и о выделении в обвинительном акте завершающей части документа.

Автор последовательно отстаивает позицию, что обвинительный акт состоит из четырех структурных частей: вводной, описательной, резолютивной и заключительной. Все они находятся в неразрывном единстве, но каждая из них несет определенную содержательную нагрузку, выражая свойства обвинительного акта, его процессуальную природу. Такой подход к определению структуры обвинительного акта основан на следующем.

Как известно, текст любого документа с позиции лингвосоциопсихологии выступает как целостная коммуникативная единица, включающая систему коммуникативных элементов, функционально объединенных в единую замкнутую иерархическую семантико-смысловую структуру общей концепцией.

Следовательно, с позиции информационно-целевого анализа, активно применяемого в лингвосоциопсихологии, текст любого процессуального документа имеет иерархическую структуру, образуемую неравнозначными смысловыми блоками, составленными из языковых средств, передающих ею содержание.

С этой точки зрения трудно представить себе процессуальный документ, в котором отсутствовал бы смысловой структурный блок., состоящий из речевых конструктивных элементов, вводящих в ситуацию (например, наименование документа, дата, время и место его составления, должность, специальное звание, фамилия и инициалы лица, вынесшего решение). Изучение уголовно-процессуального законодательства (ст.ст. 85, 130, 332-33:5 УПК Украины, определяющих содержание текстов протокола, постановления следователя и приговор суда) и следственной практики объясняет логичность использования законодателем термина "вводная часть" для наименования этой структурной части, например, приговора (ст. 333 УПК Украины).

Более того обвинительному акту, как разновидности процессуального решения следователя присущи свойства его структурной организации, включающей, как известно, наряду с описательной (описательно-мотивировочной) и резолютивной частями, также и вводную часть.

Проведенные социологические исследования убедительно подтвердили наш вывод. 96 процентов респондентов считают, что следственная практика составления обвинительных актов предусматривает наличие в его тексте, наряду с описательной и резолютивной частями, еще и вводной части. Необходимо подчеркнуть, что такую позицию занимает 85 процентов опрошенных следователей и 98 процентов начальников следственных подразделений.

Внимательный анализ ч. 6 ст. 223 УПК Украины, а также практики составления обвинительных актов позволяет выделить в нем ряд элементов (подпись следователя, место и время составления), которые выполняют, по мнению автора, в тексте документа иные коммуникативные функции, чем элементы, объединенные в резолютивную часть (ч. 5 ст. 223 УПК Украины). Один из элементов – подпись следователя – удостоверяет документ, другие – место и время составления обвинительного акта – раскрывают его поисковый признак.

Представляется, что эти элементы образуют в тексте обвинительного акта самостоятельный информационно-целевой блок документа, так как по своим коммуникативным функциям они призваны завершать его смысловую структуру. Это предопределяет их объединение в самостоятельную – заключительную часть документа, которую необходимо выделять в тексте обвинительного акта.

На рациональность этого предложения указывают и проведенные социологические опросы указанных выше участников уголовного судопроизводства. 94 процента респондентов не считают необходимым включать подпись следователя, а также указание места и времени составления обвинительного акта в резолютивную часть документа.

Весьма своеобразное положение; в структуре обвинительного акта занимает перечень справочной информации, прилагаемой к обвинительном;' акту (ст. 224 УПК Украины). По смыслу закона приложения выступают как обязательные самостоятельные элементы обвинительного акта, выполняющие удостоверительную и информационную функции.

Это отмечают и 96 процентов опрошенных респондентов из числа указанных участников уголовного процесса. Специфика направления воздействия приложений на участников уголовного процесса VI объясняет их строгую правовую регламентацию. Приложения по характеру направления коммуникативной связи с текстом документа наиболее близки к элементам заключительной части обвинительного акта, поэтому они должны быть включены в нее.

По нашему мнению, в условиях унификации текста официального письма пикая рациональная логическая структура обвинительного акта будет способствовать развитию стандартизированного стиля изложения итогового процессуального документа следователя, а также автоматизации его составления при помощи ПЭВМ.

Рассмотрим содержание каждой из указанных частей обвинительного акта по уголовному делу с учетом разработанной нами процессуальной конструкции этапа окончания досудебного следствия и выполнения принципов унификации деловой письменной речи.

ВВОДНАЯ ЧАСТЬ

Обобщение следственной практики показывает, что вводная часть обвинительного акта в зависимости от этапов прохождения материалов основного уголовного дела может состоять из следующих последовательно расположенных друг за другом элементов:

  1. заголовок обвинительного акта, включающий его наименование, номер основного уголовного дела по централизованному учету в ИБ УМВД (МВД), фамилию и инициалы обвиняемого, л по групповому делу – каждого из обвиняемых; уголовный закон, по которому квалифицировано инкриминируемое обвиняемому (или каждому из обвиняемых) преступление;
  2. дата, повод и основания к возбуждению уголовного дела; должность, специальное звание, фамилия и инициалы лица, возбудившего депо; преступление, предусмотренное УК Украины, по признакам которого оно возбуждено;
  3. данные о движении материалов основного уголовного дела (кому, когда и по каким основаниям оно передавалось для расследования; дата принятия к производству основного уголовного дела следователем или руководителем следственно-оперативной группы с указанием времени ее создания). Нетрудно заметить, что этот элемент вводной части носит факультативный (необязательный) характер. Его включение в текст обвинительного акта всецело зависит от установления факта движения уголовного дела от одного следователя к другому.

Текст, включающий первый элемент вводной части документа, имеет ряд смысловых и стилистических особенностей. Практически нее изученные уголовные дела содержали одну и ту же ошибку: в заголовке обвинительного акта был использован тавтологический оборот "'по уголовному делу..., по обвинению..".

С учетом этого по уголовному делу в отношении одного лица этот текст может выглядеть следующим образом:

ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ АКТ

по уголовному делу №___

Обвиняется: Маджидов В.П. – в преступлении, предусмотренном ст._ УК Украины.

Текст первого элемента вводной части обвинительного акта по обвинению группы лиц (например, членов преступного сообщества) целесообразно изложить так:

ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ АКТ

по уголовному делу №__

Обвиняются: 1) Кудренко СН. – в преступлениях, предусмотренных ст-ст. __ ._____. __ и__УК Украины;

2) Асьянов Ш.М, – в преступлениях, предусмотренный ст.ст.__и__УК Украины;

3) Шматков А.И. – в преступлениях, предусмотренных ст.ст. __ , __ и __ УК Украины;

4) Коняев В.П. – в преступлениях, предусмотренных ст.ст._ , __ ч__УК Украины.

Следует подчеркнуть, что перечень фамилий обвиняемых в заголовке обвинительного акта в отношении членов преступного сообщества не располагается в алфавитном порядке, а ранжируется в зависимости от их роли – т.е. фамилии организаторов и лидеров преступной организации перечисляются первыми.

Во вводной частот обвинительного акта отражаются сведения только об основном уголовном деле, в рамках которого осуществлялось расследование преступлений, совершенных обвиняемым, или деятельности преступной организации. Они подкрепляются ссылками на соответствующие листы уголовного дела (например, л. д. 23). Данные о делах, объединенных с основным уголовным делом, в этой части документа не приводятся.

Таким образом, вводная часть обвинительного акта содержит исходную информацию, необходимую для правильного восприятия всего документа.

Следовательно, выделение вводной части в обвинительном акте следует признать вполне законным и обоснованным. Четко обозначенная вводная часть значительно улучшает общую структуру обвинительного акта, делая его полным и логически стройным процессуальным документом.

Композиционно вводная часть обвинительного акта должна четко отграничиваться от описательной. Представляется, что текст обвинительного акта, в котором языковые средства его самостоятельных смысловых структур характеризуются расплывчатостью границ, отличается непрерывностью, спаянностью, связанностью, допускает беглое чтение, что недопустимо дня такого рода аналитического документа.

С учетом активного использования в современной следственной практик»; речевого стандарта (клише) "предварительным расследованием по делу установлено", в качестве своеобразной границы между вводной и описательной частями обвинительно!» акта может выступить речевой оборот: "досудебным следствием по делу установлено". Как и указанное клише, он будет служить подзаголовком описательной части документа, так как, по существу предваряет изложение фактических обстоятельств дела Это обуславливает необходимость его выделения в тексте. Достичь этого можно путем написания слона "установлено" вразрядку посредине листа, что четко разграничу вводную часть и описательную.

ОПИСАТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ

Эта часть обвинительного акта является центральным, сложным и наиболее трудоемким разделом документа – в нем раскрывается сущность происшедшего "обстоятельства дела, как они были установлены на... следствии; место, время, способы, мотивы и последствия Преступления, совершенного каждым обвиняемым, а также доказательства, собранные по делу, и сведения о потерпевшем – показания каждого из обвиняемых по существу предъявленного ему обвинения, доводы, приведенные им в свою защиту, и результаты их проверки; наличие обстоятельств отягчающих и смягчающих ответственность" (ч. 1 ст. 2 УПК Украины).

Как справедливо отмечается в юридической литературе, "...сведения, относящиеся к событию преступлению и к действиям причастных к этому событию лиц) а также обстоятельства, характеризующие деятельности органов дознания и предварительного следствия, обеспечивающих установление истины, должны быть приведены в определенную систему и изложены в обвинительном заключении, открывает широкий простор для подлинного творчества при его составлении, но вместе с тем требует высокого, профессионального мастерства от составителя".

Обвинительный акт, являясь по суд процессуальной природе актом обвинительной власти, не может не отражать стремление его составителя доказать, Обосновать перед судом важнейшие вопросы, входящие в Предмет доказывания по уголовному делу. С этой точки зрения оно должно максимально соответствовать требованиям, предъявляемым к форме и содержанию судебного приговора в литературе обоснованно указывается, что вопросы, подлежащие обязательному разрешению в суде, должны быть в полной мере отражены и обоснованны в обвинительном акте, так как в противном случае при вынесении приговора, существенно изменяющего формулировку обвинения, ухудшающую положение подсудимого, суд не имеет возможности сослаться на данные, отягчающие его ответственность, поскольку это ущемляет право подсудимого на защиту.

Сравнительный анализ норм, регулирующих предмет доказывания, содержание обвинительного акта и судебного приговора (ст.ст. 64, 223 и 333-335 УПК Украины), показывает, что в этих процессуальных документах должны быть отражены обстоятельства, входящие в предмет доказывания: событие преступления (место, время, способ и другие обстоятельства его совершения), виновность обвиняемого и мотивы преступления, обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого.

Вместе с тем в рассматриваемых нормах нет прямого указания на необходимость отражения в обвинительном акте таких данных, как характер и размер ущерба, причиненного преступлением, размер расходов учреждения здравоохранения на стационарное лечение потерпевшего от преступного деяния, обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

Представляется, что при наличии прямого указания уголовно-процессуального закона (ст. 23 УПК Украины) на необходимость отражения в обвинительном акте данных, входящих в предмет доказывания по уголовному делу, итоговый документ будет в полной мере отвечать требованиям ст. 22 УПК. Объем и границы исследования этих обстоятельств (пределы доказывания) зависят непосредственно от предмета доказывания, а также от особенностей каждого дела. Чем точнее и полнее будет изложено каждое обстоятельство, тем убедительнее и достовернее будет в целом обвинение. Такого рода мнение высказывается многими процессуалистами.2 Более того, его поддерживает и большинство респондентов, 98 процентов которых, отвечая на вопрос о необходимости отражения в обвинительном акте всех данных, входящих в предмет доказывания по делу, ответил1* положительно.

На основе обобщения следственной практики и научН0 обоснованных рекомендаций по составлению обвинительного акта, изучения специальной литературы по проблемам текста официального письма в условиях унификации мы пришли к выводу, что его описательная часть должна включать следующие подразделы.

Преамбула. Как известно, при унификации официальных документов должен выполняться принцип объективного отражения в тексте содержания социальной ситуации.' С этой позиции вполне закономерно рассмотрение в обвинительном акте тех особых факторов, которые должен учитывать суд при назначении наказания: характера общественной опасности совершенного преступления, степени его общественной опасности, личности виновного и обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность (ст. 39 УК Украины). Это подтверждает и обоснованная выше необходимость предъявления к обвинительному акту требований судебного приговора.

Учитывая содержание и смысловую взаимосвязь первых двух факторов, представляется, что характер и степень общественной опасности совершенного преступления целесообразно раскрыть в рамках информационно-целевого блока, разъясняющего сущность дела в обобщающей форме – в преамбуле (введении) описательной части обвинительного акта.

На наш взгляд, такой подход к определению содержания начала описательной части позволит усилить тематическую, пространственную и временную однородность текста обвинительного акта.

Следовательно: в преамбуле описательной части должен раскрываться характер и степень общественной опасности того преступления, к которому относится инкриминируемое обвиняемому деяние, в сопоставлении с иными видами преступлений. При этом следователю необходимо указать, является ли совершенное преступление тяжким (особо тяжким), какова социальная ценность объекта преступления, как соотносится совершенное преступление с другими однородными преступлениями. Автор считает, что описание данного фактора необходимо сопровождать кратким анализом деятельности государства по борьбе с анализируемым видом преступления со ссылкой на конкретные нормативные акты Украины. Это усилит характеристику общественной опасности совершенного обвиняемым преступления.

В преамбуле необходимо раскрывать индивидуальный показатель общественной опасности преступления путем указания всех обстоятельств ею совершения – формы вины, мотивов, способа, обстановки и стадии совершения преступления, тяжести последствий, степени соучастия и т.д.

Следует подчеркнуть, что целесообразность выделения этого подраздела описательной части особо очевидна по делам в отношении членов преступных групп. Она обуславливается необходимостью исследования в обвинительном акте организации и функционирования преступного сообщества применительно к его преступной деятельности, а не к отдельному, самостоятельному преступлению. Здесь при анализе соучастия крайне важно показать общую связь членов преступной организации, а не эпизоды их деятельности. Как показывает практика, такой подход позволяет успешно раскрыть совместность участия в преступной деятельности, л ее совместность участия в конкретном преступлении.

На наш взгляд, преамбула по такого рода делам имеет следующие особенности.

Во-первых, она должна включать описание общих признаков преступной организации; особенностей формирования и функционирования преступного сообщества, его формы и внутренней организации (структуры). По справедливому замечанию В.Г. Лукашевича, "...на практике в обвинительных заключениях обычно анализируется и отражается деятельность отдельных участников преступной группы (что само по себе правильно и необходимо), но упускается и зачастую вовсе не освещается деятельность группы как целого, что не способствует полноте исследования всей преступной деятельности и отражению ее в обвинительном заключении как важнейшем процессуальном акте, завершающем процесс расследования и определяющем границы и содержание обстоятельств, подлежащих рассмотрению всеми последующими процессуальными инстанциями".

Во-вторых, в ней крайне важно раскрыть форму и тип преступного сообщества; особенности объединения его членов с целью занятия совместной преступной деятельностью, наличие у них прямого умысла и специальной цели на создание преступной организации, вовлечения в ее ряды новых лиц; планирование преступной деятельности; стабильность личного состава сообщества; ее организационную структуру и базовую преступную деятельность; способность быстро менять свои криминальные интересы. Указанные общие признаки преступного сообщества должны быть изложены таким образом, чтобы перед судом возникла общая картина деятельности не просто группы людей, а слаженного преступного коллектива, имеющего черты социальной мини-системы.

В-третьих, преамбула описательной части обвинительного акта по делам о деятельности преступных сообществ должна заканчиваться указанием на общее количество и тяжесть совершенных преступлений, характер и размер ущерба, причиненный групповой преступной деятельностью. В некоторых случаях целесообразно дать общие сведения о потерпевших и гражданских истцах по уголовному делу, о мерах по обеспечению безопасности участников уголовного судопроизводства, а также отразить сведения о выделении материалов уголовного дела в отношении тяжело заболевших обвиняемых (показания которых не проанализированы в обвинительном заключении), соучастников групповой преступной деятельности, личности или местонахождение которых не установлены. В том случае, если составляется обвинительное заключение по уголовному делу, выделенному из основного в связи со сложностью и трудоемкостью расследования, в преамбуле четко указывается на это. При этом крайне важно не только ясно и понятно объяснить причину выделения материалов уголовного дела в отдельное производство, но и описать деятельность преступного сообщества в части доказанного обвинением таким образом, чтобы она была логически увязана с теми эпизодами, расследование которых продолжается. У суда не должно сложиться мнение о том, что он имеет дело с простой формой соучастия, а не с преступной организацией. Если члены преступного сообщества ранее были осуждены по доказанным эпизодам преступной деятельности, на это указывается в преамбуле. Целесообразно также изложить сведения о прекращении уголовных дел в отношении членов преступного сообщества по нереабилитирующим основаниям (например, в связи со смертью).

При составлении, например, преамбулы описательной части обвинительного акта по уголовному делу а отношении членов банды, возглавляемой братьями К., отмечалось, что в состав сообщества в зависимости от региона совершения преступления в обязательном порядке вводился соучастник из числа местных жителей, каждому эпизоду преступления предшествовал тщательно разработанный план, предусматривающий, в частности, различные варианты поведения преступников на месте совершения преступления в зависимости от конкретно складывающихся обстоятельств, В этой связи преступники отрабатывали своеобразные алгоритмы, включающие определенный способ совершения преступления. При совершении нападений использовались легковые автомобили, портативные радиостанции, огнестрельное и холодное оружие, форменная одежда военнослужащих и сотрудников милиции, позволявшая преступникам беспрепятственно проникать в дома потерпевших, у которых, по их данным, хранились ценности и деньга. Несмотря на изменение отдельных обстоятельств совершения преступлений, указанные моменты были характерны для всех эпизодов преступной деятельности обвиняемых.

Нам представляется, что преамбула описательной части обвинительного акта при предметной полноте должна представлять форму делового и краткого обобщающего изложения обстоятельств дела. Она не должна содержать общих, неясных рассуждений и громких фраз.

По своему содержанию поэпизодный способ предполагает изложение собранных сведений о преступлениях и доказательств по ним в виде своеобразной системы блоков, каждый из которых должна войти фабула дела об отдельном, конкретном преступлении и все иные перечисление элементы рассматриваемого подраздела описательной части (ч. 2 ст. 223 УПК Украины), ориентированные на его исследование. В своей совокупности блоки и составляют подраздел. "Сущность дела" описательной части всего обвинительного акта.

Такой способ изложения фактических обстоятельств деля позволяет комплексно рассмотреть все вопросы, связанные с описанием фабулы и доказыванием эпизодов преступной деятельности обвиняемых. Стремление следователей при составлении обвинительных актов по многоэпизодным групповым уголовным делам изложить, всю преступную деятельность в виде единой фабулы, одного рассказа ведет к многократному повторению одной и той же информации, это значительно снижает качество восприятия материала.

По уголовному делу в отношении членов преступного сообщества очень важно правильно определить последовательность описания и доказывания совершенных ими преступлений. Представляется, что порядок исследования эпизодов преступной деятельности зависит от ее характеристики – хронологии и территории осуществления, базовой направленности, общих признаков, степени тяжести отдельных ее составляющих и т. д.

По нашему представлению, с позиции наилучшего системного восприятия деятельности преступного сообщества лучше всего анализировать преступления в хронологической и территориально-хронологической (пространственно-временной) последовательности. Такой подход позволяет четко проследить развитие преступной деятельности сообщества, его основные признаки. В случаях описания деятельности высокоразвитых преступных сообществ смешанного типа1 целесообразно формировать крупные блоки исследования преступлений применительно к элементам функциональной структуры противоправных формирований (например, "боевиков" организации). Это позволит отразить наиболее важный признак, отражающий уровень психологического развития преступного сообщества, ролевую дифференциацию ее структурных звеньев и входящих в них лиц. Главное, на что необходимо обращать внимание следователям при исследовании: каждый последующий эпизод преступной деятельности обвиняемых должен находиться в причинной связи с предыдущими и общей преступной деятельностью организации.

Каждый эпизод преступной деятельности в подразделе "Сущность дела" должен быть озаглавлен и пронумерован. В случае формирования крупных блоков исследования однородных преступлений или деяний, объединенных местом, временем, способам их совершения, а также, например, принадлежностью к. одному структурному звену организации, они должны получить специальные наименования (например, "Разбойные нападения на граждан в Краснодонском районе Луганской области в 1995-1996 гг." или "Умышленные убийства граждан, совершенные "боевиками" преступного сообщества"). По делам о групповых хищениях такие блоки можно выделять применительно к одному источнику хищения.

Приступая к написанию подраздела "Сущность дела", следователь-руководитель СОГ1 должен определиться с последовательностью изложения фактических данных тщательного анализа материалов дела. По его результатам следователь должен составить списки преступных эпизодов и участвовавших в них лиц. Тем самым, во-первых, в очередной раз проверяется полнота и всесторонность проведенного расследования; а во-вторых, следователь, имея в такой форме картину происшедшего, значительно легче и правильнее выбирает схему исследования преступлений.

Приступая к исследованию конкретного преступления, следователь-руководитель должен определить способ изложения его фактических данных. Систематический способ наиболее целесообразно использовать в случае наличия прямых доказательств вины обвиняемых, а хронологический – если вина обвиняемых обосновывается системой косвенных доказательств. Сочетание или чередование систематического и хронологического способов при изложении фактического материала по отдельным эпизодам создает смешанный способ.

При описании каждого эпизода преступной деятельности сообщества необходимо давать ссылки на листы уголовного дела, где содержатся доказательства достоверного установления излагаемых обстоятельств. Это, с одной стороны, служит гарантией недопущения домыслов следователя, а с другой – помогает участникам процесса легко ориентироваться в материалах дела, следить за ходом рассуждений следователя.

Вслед за описанием события преступления формулируется вывод из фабулы дела. При этом используется клише: "...было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. ... ст. ... УК Украины".

Переход к анализу доказательств виновности обвиняемого осуществляется путем изложения его показаний по предъявленному ему обвинению. Обычно этот элемент обвинительного акта начинается с речевого стандарта "допрошенный в качестве обвиняемого ... виновным себя (не) признал (частично, полностью) и показал...". Показания обвиняемого должны быть краткими, но достаточно определенными относительно всех пунктов предъявленного ему обвинения. В литературе отмечается, что наиболее распространенным способом приведения показаний обвиняемых в обвинительном заключении является цитирование.

Доводы, приводимые обвиняемым в свою защиту, и результаты их проверки – необходимый элемент указанного подраздела описательной части обвинительного акта. Их обязательное исследование в документе – гарантия реализации права обвиняемого на защиту. Рассматриваемые доводы являются неотъемлемой частью показаний обвиняемого по существу предъявленного ему обвинения. Они могут быть связаны с различными обстоятельствами совершенного преступления – местом, временем, способом, последствиями и должны излагаться не только при отрицании обвиняемыми своей вины, но и при ее признании. Их нужно рассматривать во всех случаях полно, объективно и всесторонне в неразрывном единстве с показаниями обвиняемого. Некоторые следователи при составлении обвинительного акта совершенно игнорируют объяснения обвиняемых, представленные ими в свое оправдание, избегая анализа соответствующего материала, хотя этот материал нередко имеет серьезное значение с точки зрения убедительности обвинительных доводов и правильности всей конструкции обвинения. Такого рода недостаток свойственен 24 процентам изученных обвинительных актов.

Следственной практике известна категория обвиняемых, которые все отрицают. Они постоянно создают ложные версии защиты, стремясь придать внешне логичную форму якобы имевшим место фактам. В таких случаях изложение доводов обвиняемых в свою защиту и результаты их проверки приобретают чрезвычайно важное значение в построении исследования системы доказательств по уголовному делу. Оно должно быть приведено таким образом, чтобы была ясна несостоятельность объяснений обвиняемых. В юридической литературе высказывалось следующее пожелание: "...следствие может только выиграть, если ему удастся свести объяснения обвиняемого на уровень обычного, рядового доказательства, устранение которого из дела неспособно оказать сколь-нибудъ решающего влияния на положение и устойчивость установленных следствием фактов и обстоятельств". Результаты проверки доводов обвиняемого в свою защиту приводятся со ссылкой на конкретные доказательства с указанием соответствующих листов дела.

В том случае, если в ходе расследования не установлены личность или местонахождение ряда соучастников исследуемого преступления, следователю необходимо изложить краткие сведения о принятых им в связи с этим решениях (материалы уголовного дела выделены в самостоятельное производство, объявлен розыск и т.п.). Отсутствие показаний таких лиц в деле и данных, объясняющих, почему и решен вопрос о привлечении их к уголовной ответственности, придает результатам досудебного исследования характер очевидной неполноты. Если неустановленные соучастники рассматриваемого эпизода не совершали других групп новых преступлений, сведения о принятых по ним решениях целесообразно отражать в описательной части вслед за изложением показаний обвиняемых по исследуемому эпизоду. Если же они совершали и другие групповые преступления, сведения по ним необходимо приводить в преамбуле описательной части. В этом случае следователь при исследовании других эпизодов преступной деятельности обвиняемых освобождаемых от необходимости каждый раз объяснять причину отсутствия в материалах производства показаний того или иного члена преступного сообщества.

Следует признать порочной практику тех следователей, которые при наличии признания обвиняемым своей вины ограничиваются лишь указанием на это в обвинительном акте. Это отмечалось в 32 процентах изученных нами обвинительных актов. Такой подход не соответствует требованиям ч. 2 ст. 74 УПК, согласно которой признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении ее наличия совокупностью имеющихся доказательств по делу. Поэтому в указанном случае следователи обязаны подробно излагать, какие фактические обстоятельства признает обвиняемый и какими доказательствами это подтверждается.

В тех случаях, когда обвиняемый или некоторые из членов преступного сообщества не признают себя виновными, решающее значение имеет умение следователя собрать воедино все прямые и косвенные доказательства по делу.

В соответствии с требованиями закона (ч. 1 ст. 67 УПК) следователь может основывать свой выводы по делу только на всестороннем, полном и объективном исследовании всех собранных по делу доказательств в их совокупности. Такая совокупность доказательств, отражая все обстоятельства, подлежащие доказыванию, должна представлять систему по делу. Как уже отмечалось ранее, на практике это общее правило оперирования доказательствами в основном игнорируется.

Общеизвестно, что совокупность изложенных доказательств в обвинительном заключении, независимо от избранного следователем способа описания фактических обстоятельств дела, приобретает свойство системы только тогда, когда она обладает следующей структурой.

Исходные доказательства неотделимы от процессуальных источников, в которых они содержатся. Это обязывает на первом уровне доказания не только четко разграничивать в обвинительном акте доказательства и их источники, но и раскрывать сущность того или иного установленного факта. Многие следователи, как отмечалось ранее, не выполняют это требование – в описательной части они лишь называют источники получения доказательств.

Сведения об одном и том же исходном доказательстве, полученные из разный источников, следует считать самостоятельными доказательствами. Это положение имеет большое практическое значение: из него вытекает необходимость анализа сведений о фактах, их сопоставление с другими доказательствами, в том числе и вспомогательными, таким образом, чтобы прослеживалась очевидность как надежности источника и процессуальной формы доказательств, так и достоверность самих сведений.

На втором уровне системы фигурируют доказательственные факты. Они рассматриваются вне связи со своими источниками: следователь должен исходить из того, что необходимая проверка источников и способов получения информации о доказательственных фактах, осуществленная на первом уровне, позволяет ему оперировать ими как достоверными знаниями о фактах.

Структура системы доказательств в обвинительном акте должна отражать взаимосвязь образующих ее компонентов.

Основными конструктивными звеньями обшей системы являются частные системы доказательству каждая из которых образуется совокупностью исходных доказательств, устанавливающих отдельный доказательственный факт.

Входящие в частную систему доказательства связаны как между собой, так и с предметом доказывания различными формами объективных связей.

Наиболее сложно исследовать многоступенчатую связь косвенных доказательств с предметом доказывания. Это обусловлено тем, что здесь необходимо делать не один вывод, а несколько, что усложняет процесс анализа.

Доказательства в частной системе необходимо исследовать в их единстве и взаимной связи. Во-первых, они связаны между собой через доказательственный факт, а во-вторых, могут находиться и в непосредственной связи друг с другом как причина и следствие. Более того, частная система доказательств способна достоверно установить доказательственный факт, т. е. выполнить свою функцию в том случае, если включенные в нее доказательства соответствуют друг другу.

Совокупность частных систем образует общую систему доказательств по делу. Ее основу на втором уровне должны составлять соответствующие друг другу доказательственные факты. Они объективно связаны с обстоятельствами, входящими в предмет доказывания, а через него – и между собой.

Большим искусством, требующим высокого мастерства со стороны следователя, является умение правильно синтезировать частные системы доказательств. Это достаточно сложный мыслительный процесс. На наш взгляд, он условно состоит из трех этапов.

На первом исследуются частные системы, предварительно объединенные в систему по признаку их связи с конфетными обстоятельствами, подлежащими доказыванию (ст. 64 УПК Украины). На втором этапе, путем обобщения усыновленных доказательственных фактов, должен быть сделан вывод о наличии отдельных элементов предмета доказывания, а на третьем – логически обосновывается вывод о достоверности установлении всех обстоятельств дела, подлежащих доказыванию.

Вместе с тем совокупность доказательств в обвинительном акте приобретет качества системы не только тогда, когда она обладает описанной выше структурой, но и когда отвечает требованиям полноты, достоверности, надежности, согласованности и однозначности.' Их должен знать и соблюдать каждый следователь.

Убедительный анализ доказательств, подтверждающих обвинение, является одним из важнейших условий обоснованности обвинительного акта. В следственной практике этому анализу, к сожалению, не всегда уделяется должное внимание.

Завершает указанный подраздел обвинительного акта описание обстоятельств, смягчающих или отягчающих ответственность обвиняемых. Их изложение – это конкретное выражение принципа объективности в уголовном судопроизводстве.

Обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность обвиняемых по уголовному делу, указаны в ст.ст. 40 и 41 УК Украины. 10; силу прямого указания закона (ст. 233 УПК Украины), они должны найти отражение в обвинительном акте. Это способствует объективной оценке характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, а также личности виновного при назначении судом наказания. Однако, как показывает изучение обвинительных актов, обстоятельства данной группы следователями практически не исследуются. Причем в наибольшей степени игнорируются обстоятельства, смягчающие ответственность обвиняемого. Это, видимо, связано с тем, что следователи ошибочно возлагают такую обязанность только на защитника и суд.

Рассматриваемый элемент наиболее часто излагается при описании сущности дела, но, на наш взгляд, наиболее целесообразно его исследовать в преамбуле обвинительного акта или в подразделе, характеризующем личность обвиняемого.

Факт установления обстоятельства, смягчающего или отягчающего ответственность обвиняемого, отражается в обвинительном акте с помощью клише: "В соответствии с п. ... ст. 40 (41) УК Украины, обстоятельством, смягчающим (отягчающим) ответственность обвиняемого ... , является..."

Если по делу не установлены обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность обвиняемого, следователю необходимо указать на их отсутствие. Как правило, это выражается речевым стандартом: "Обстоятельств, смягчающих (отягчающих) ответственность обвиняемого, не установлено".

Личность обвиняемого но делу. Как известно, закон включает сведения о личности обвиняемого в предмет доказывания по уголовному делу (п. 3 ст. 64 УПК Украины). На этом основании, как мы уже отмечали ранее, их необходимо отражать в обвинительном акте следователя. Целесообразно подчеркнуть, что законодатель не называет, какие именно данные о лице надлежит доказывать по деду.

Обобщение правоохранительной практики и рекомендаций по составлению обвинительных актов, изучение специальной литературы по вопросам доказывания обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, позволяет сделать вывод о том, что к ним должны быть отнесены сведения, совокупность которых позволила бы характеризовать привлекаемое к уголовной ответственности лицо как индивидуальность и как члена общества.

Так, в соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда Украины от 29 июня 1990 года № 6 "О практике назначения судами Украины мер уголовного наказания" (п. 2), учет при назначении наказания личности виновного должен предполагать выяснение не только признаков, связанных с совершением преступления, но и других данных: отношение подсудимого к труду, обучению, выполнению общественных обязанностей, поведение на производстве и в быту, трудоспособность, состояние здоровья, семейное положение, данные о прежних судимостях. Все эти данные оцениваются судьей в совокупности и подлежат отражению в приговоре.

Отсутствие в УПК Украины четкого требования изложения в описательной части данных, характеризующих личность обвиняемых, и их общего перечня приводит к тому, что они собираются и исследуются следователями формально. В результат суд практически лишен возможности решать важнейшие уголовно-правовые (например, о признании лица особо опасным рецидивистом) и процессуальные вопросы (например, о предании обвиняемого суду, если не установлена личность обвиняемою).

Пленум Верховного Суда Украины обращает внимание судов на необходимость возвращения таких уголовных дел органам досудебного следствия по мотивам неполноты расследования (ст. 281 УПК Украины).

Анализируя правовые предписания, а также имеющиеся точки зрения по поводу системы обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого, Ю.И. Азаров вполне обоснованно пришел к выводу о том, что в структуре сведений о личности обвиняемого целесообразно выделять данные о степени общественной опасности личности обвиняемого, индивидуально обусловленных признаках личности, социально обусловленных свойствах лица, о биолого-психических чертах личности, об отношении обвиняемого к совершенному им преступлению и о его поведении в процессе производства по делу.

Представляется, что обязательное отражение в обвинительном акте этих взаимосвязанных элементов позволит суду правильно разрешить стоящие перед ним задачи.

В этой связи необходимо подчеркнуть, что, отражая данные об общественной опасности обвиняемого, следователь должен прежде всего исходить из характеристики совокупности всех обстоятельств дела – формы вины, мотивов, способа, обстановки и стадии совершения преступления, тяжести последствий, степени соучастия и др. Вместе с тем этот элемент сведений о личности обвиняемого может характеризоваться Другими сведениями – например, данными о привлечении в прошлом к административной или уголовной ответственности, о связи с криминогенной средой и т.д.

К индивидуально обусловленным признакам личности относят, прежде всего, биографические данные лица: фамилия, имя, отчество обвиняемого, число, месяц, год и место его рождения; гражданство, национальность, родной язык, образование, отношение к воинской обязанности; сведения об участии лица в выборных органах; профессия, специальность, постоянное место работы, должность; место постоянного жительства, семейное положение, имеющиеся на иждивении несовершеннолетие и нетрудоспособные члены семьи; участие в боевых действиях, в ликвидации последствий общественного бедствия; наличие воинских, специальных или почетных званий, государственных наград; сведения о фактах привлечения к мерам общественного или административного воздействия, данные о привлечении к уголовной ответственности; наличие судимости.

Нередко в ходе расследования по уголовному делу следователи устанавливают факт осуждения в прошлом одного и того же лица с равными биографическими данными. Более того, некоторые из обвиняемых умышленно искажают их при проведении следствия. Представляется, что в таких случаях следователь должен отразить факт установления фамилии, имени, отчества, числа, месяца, года и места рождения обвиняемого в указанном подразделе описательной части, в том числе и путем отражения сведений о направлении копий постановления об уточнении биографических данных обвиняемого и надзирающему прокурору. Важность таких сведений обусловлена необходимостью четко индивидуализировать определенное лицо в обвинительном акте и, соответственно, правильно разрешить комплекс юридически важных правовых вопросов, связанных с установлением личности обвиняемого.

Изучение в процессе производства по делу состояния здоровья и психологических особенностей обвиняемого, относящихся к биолого-психологическим чертам его личности, является для следователя обязательным. Такого рода требования содержатся как в нормах уголовного (например, ст.ст. 12-14 УК Украины), так и уголовно-процессуального правд, (например, ч. 3 ст. 44, ст. 111 УПК Украины). При установлении таких сведений, имеющих важное юридическое значение для правильного разрешения уголовного дела, необходимо особое внимание уделять обстоятельствам, подтверждающим факт временного или хронического заболевания, его диагноз и степень тяжести, наличие у него инвалидности (группы), физических или психических недостатков.

Однако исследования показали, что при составлении обвинительных актов следователи практически не анализируют указанные обстоятельства. Это отмечается в 71 проценте изученных нами обвинительных актов. На наш взгляд, в определенной степени это обусловлено отсутствием в уголовно-процессуальном законе перечня таких данных.

Следует отметить, что, если данные о личности обвиняемого предусмотрены в ст. 40 либо в ст. 41 УК Украины как обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность, они должны быть отмечены следователем в обвинительном акте именно в качестве таковых.

Как свидетельствует следственная практика, в некоторых обвинительных актах по уголовным делам в отношении членов преступных сообществ данный подраздел описательной части получил наименование "Роль и личность обвиняемых по делу. По нашему мнению, такое его наименование вполне обоснованно и вызывается необходимостью последовательно отразить в итоговом документе по делу не только данные, характеризующие личность каждого из обвиняемых, но и сведения об их роли в организационной и функциональной структурах преступного сообщества, а также особенности поведения во время досудебного следствия.

Раскрыв роль обвиняемого в формировании сообщества, его место в организационной структуре преступной организации (организатор, лидер и т.д.) и значение в осуществлении сообществом базовой деятельности, следователь должен исследовать характер и содержание поведения члена преступного сообщества на следствии (отказ от дачи показаний, отрицание своей вины, полное раскаяние, активное влияние на соучастников с целью формирования у них противодействия следствию и т.п.). Следователю необходимо также обозначить и описать влияющие на это факторы (боязнь мести со стороны соучастников, наличие противоречий в интересах обвиняемых или конфликтов между членами сообщества, конформизм обвиняемого и т.п.). Особое внимание следователь должен уделять изложению особенностей межличностных отношений между соучастниками. Это позволит уяснить степень сплоченности членов организации, Затем следователь приводит данные, характеризующие личность обвиняемого.

Дифференциация роли каждого из обвиняемых, во-первых, разносторонне характеризует личность обвиняемого, во-вторых, свидетельствует о полном и всестороннем расследовании группового уголовного дела, в-третьих, способствует конкретизации вины членов преступного сообщества и назначению судом справедливого наказания (ч. 7 ст. 19 УК. Украины).

Правильно указывал ДА. Постовой: "Моральный облик и другие данные, характеризующие обвиняемого, могут пролить свет на имеющиеся в деле доказательства, послужить ключом к их правильной оценке".

Следует заметить, что при составлении данного подраздела порой допускаются эмоциональные перехлесты: вместо объективной характеристики личности обвиняемого превалируют субъективные симпатии и антипатии следователя. Подобный подход недопустим, ибо личность человека, пусть даже и антисоциальная, всегда сложна и противоречива, ее крайне положительные или, напротив, отрицательные характеристики в обвинительном акте выхолащивают саму суть назначения подраздела, ставят под сомнение объективность следователя.

И в этом подразделе описательной части обвинительного акта следователь должен проанализировать доказательства, подтверждающие те или иные названные нами обстоятельства.

Сведения о потерпевшем, гражданском иске, мерах обеспечения возмещения материального ущерба и возможной конфискации имущества. Социологические исследования показали, что 100 процентов опрошенных судей утверждают, что сведения о потерпевшем, полученные следователем в результате изучения жертвы преступления, влияют на законное и обоснованное разрешение уголовного дела, прогнозирование поведения потерпевшего в суде, выбор тактики судебного разбирательства, выбор и осуществление мер, направленных на обеспечение безопасности потерпевшего в суде, а также на его реабилитацию.

Абсолютное большинство опрошенных следователей (87 процентов), поддерживают указанное мнение. Однако изучение следственной практики показывает, что сведения о потерпевшем в итоговом документе практически ими не указываются: такого рода данные были отражены только в 18 из 565 исследованных нами обвинительных актов.

Такие факты, на наш взгляд, необходимо рассматривать как прямое нарушение требований ч. 2 ст. 223 УПК Украины, предписывающей указывать в описательной части обвинительного акта сведения о потерпевшем.

Представляется, что в этом подразделе описательной части обвинительного акта следует отразить тип потерпевшего, его связь и отношения с обвиняемым до и в момент совершения преступления, его роль и возможную "вину" в совершении преступления, позицию, которую он занимал по делу после происшедшего, характер его индивидуального поведения на следствии, развитие и состояние связи потерпевшего с обвиняемыми на досудебном следствии, меры, принятые следователем по возмещению материального, физического и морального вреда, нанесенного преступлением, восстановлению материальных и духовных благ, которых лишился потерпевший, а также его репутации с учетом вида преступления и наступивших последствий".

Так как сведения о потерпевшем влияют либо на квалификацию действий обвиняемого, либо на меру и степень его ответственности, в необходимых случаях следователь должен указать его государственный (должностной) или общественный статус, а при исследовании обстоятельств, отягчающих ответственность обвиняемых, отметить возраст потерпевшего (малолетний, престарелый), его физическое состояние на момент совершения преступления (инвалидность, тяжкая болезнь, потеря сознания, беременность и т.н.).

Анализ следственной практики свидетельствует, что по каждому третьему из изученных обвинительных актов следователи не указывают в описательной части сведения о гражданском иске, а также о мерах обеспечения возмещения материального ущерба и возможной конфискации имущества. Если они и указываются, то отражаются в сжатой форме в справке, прилагаемой к обвинительному акту (п. 3 ст. 224 УПК Украины). По нашему мнению, этого недостаточно для полного и развернутого информационно-целевого анализа картины происшедшего по следующим основаниям.

Во-первых, характер и размер ущерба, причиненною преступлением, а также размер расходов учреждения здравоохранения на стационарное печение потерпевшего от преступного деяния входят в предмет доказывания по уголовному делу (п. 4 ст. 64 УПК Украины). Следовательно, эти обстоятельства должны быть в полной мере отражены в описательной части итогового обвинительного документа по делу, а не в прилагаемой к нему справке.

Во-вторых, уточнение ст. 223 УПК Украины о необходимости изложения в описательной части обвинительного акта последствий преступления несомненно относится к характеру и размерам ущерба, причиненного преступлением и соответственно к мерам его обеспечения. Действительно, общеизвестно, что тяжесть причинения морального, физического вреда, размер материального ущерба влияют на уголовно-правовую квалификацию, характеризуют степень общественной опасности содеянного и личность обвиняемого. Именно в характере и размере материального ущерба находят проявление признаки субъективной стороны преступления, направленность умысла субъекта, мотив и цели преступного деяния, тяжесть последствий. На это, существу, указывает и Пленум Верховного Суда Украины.

Вместе с тем добровольное возмещение обвиняемым нанесенного ущерба ими устранение причиненного вреда является обстоятельством, смягчающим ответственность (п. 1 ст. 40 УК Украины), а оно, в соответствии с ч. 2 ст. 223 УПК Украины, подлежит обязательному отражению в обвинительном акте.

В-третьих, при установлении в стадии предания обвиняемого суду факта нарушения следователем требования закона в части обеспечения гражданского иска и возможной конфискации имущества (ст.ст. 29, 125, 126 и п. 9 ст. 242 УПК Украины) и при невозможности устранить этот пробел непосредственно судом дело на основании ст. 246 УПК Украины подлежит возвращению для проведения дополнительного расследования. Вышеизложенное подчеркивает процессуальную значимость вопроса о мерах по обеспечению возмещения материального ущерба и возможной конфискации имущества предполагает всестороннее освещение в описательной части обвинительного акта.

И наконец, в-четвертых, ч. 2 ст. 223 УПК Украины прямо не предписывает обосновывать в обвинительном акте гражданский иск го делу. И в этом, по существу, проявляется несоответствие между требованиями процессуального закона о содержании обвинительного акта и нормами, регулирующими содержание судебного приговора, ибо, в соответствии с ч 8 ст. 334 УПК Украины, мотивировочная часть должна содержать основания, обосновывающие решение суда в отношении гражданского иска или возмещения материального ущерба. Соблюдение такого же требования при изложении описательной части обвинительного акта несомненно повысило бы ответственность следователей за своевременное принятие мер к полному возмещению материального ущерба. Наше предложение не противоречит смыслу ст.ст. 28, 29, 50, 64, 93', 123 и 125 УПК Украины. Его законодательная реализация способствовала бы полному исследованию обстоятельств уголовного дела (ст. 22 УПК Украины).

Изложенное позволяет утверждать, что именно в описательной части обвинительного акта должны найти отражение сведения, связанные с причинением и возмещением материального ущерба, а также обеспечением возможной конфискации имущества (в частности, путем указания конкретных мер, принятых следователем во исполнение требований ст. 126 УПК Украины – имущество обвиняемого арестовано, на его денежные вклады и другие ценности наложен арест).

Причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и меры по их устранению. Как известно, в соответствии со ст. 23 УПК Украины при производстве по уголовному делу подлежат выявлению причины и условия, способствовавшие совершению преступления.

По нашему мнению, в ст. 223 УПК Украины следует внести четкое указание на необходимость отражения в обвинительном акте сведений о выявлении и устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления. Эти сведения должны составлять самостоятельный подраздел описательной части в силу следующих аргументов.

В юридической литературе распространено мнение о том, что установление криминогенных факторов, под воздействием которых стало возможным совершение преступления, органически связано с полным, всесторонним и объективным исследованием всех обстоятельств дела. С этой позиции причины и условия, способствовавшие совершению преступления, необходимо включать предмет доказывания по уголовному делу.

Мы разделяем указанную точку зрения, так как правильное разрешение уголовного дела и, соответственно, задач уголовного судопроизводства (ст. 2 УПК Украины) зависят от всестороннего выяснения обстоятельств, подлежащих доказыванию (ст. 64 УПК Украины). Их исследование позволяет заметить, что причины и условия, способствующие преступлениям, наделены уголовно-правовым содержанием, а уголовно-правовые обстоятельства, входящие в предмет доказывания, приобретают криминологическое значение.

Так, например, исследование факторов, облегчающих действия источников отрицательных влияний на обвиняемого, позволяет, в соответствии со ст. 39 УК Украины, индивидуализировать его ответственность с учетом смягчающих и отягчающих обстоятельств (например, п. 2 ст. 40 или п. 4 ст. 41 УК Украины).

С другой стороны, исследуя, в соответствии с п. 2 ст. 64 УПК Украины, обстоятельства уголовно-правового характера, которые привели к формированию преступного умысла (например, подстрекательства), мы одновременно выявляем факторы, способствовавшие совершению преступного деяния (например, совершение преступления под влиянием угрозы п. 3 ст. 40 УК Украины).

На наш взгляд, для успешного выявления в процессе расследования как общих, так и специфических для каждого преступления причин и условий, способствующих совершению преступления, следователю предоставлен богатый арсенал процессуальных средств и способов собирания, проверки и оценки доказательств. Это подтверждают и авторы Научно-практического комментария к Уголовно-процессуальному кодексу Украины, которые также включают причины и условия, способствующие совершению преступления, в предмет доказывания по уголовному делу. При этом они прямо отмечают, что их неустановление в ходе расследования может являться основанием для возвращения дела на дополнительное расследование или новое судебное рассмотрение.

На обоснованность такого утверждения указывает, в частности, анализ соответствующих норм УПК Украины, предоставляющих прокурору право возвращать поступившее к нему в порядке ст. 225 УПК Украины уголовное дело с обвинительным актом для производства дополнительного расследования, если три проведении досудебного следствия не были приняты меры по выявлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления (п. 9 ст. 228, п. 2 ст. 229 УПК Украины).

Необходимо подчеркнуть, что УПК Украины (п. 8 ст. 242) устанавливает обязанность судебного органа в стадии предания суду выяснить, приняты ли во время предварительного следствия меры к устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления. Это обязывает суд проверять не только наличие в деле соответствующего представления следователя (ст. 231 УПК Украины), но и выяснять, какие конкретно меры приняты по нему. Наличие в обвинительном акте таких сведений будет способствовать более предметному уяснению судом соответствующих обстоятельств дела, а также позволит суду убедиться "...в достаточности и эффективности принятых мер, а при необходимости – обоснованно решить вопрос о принятии дополнительных мер".

Таким образом, необходимость отражения в обвинительном акте сведений о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления, и мерах по их устранению вытекает из прямого смысла закона. Включение их в итоговый документ по уголовному делу не только обогатит его содержание, но и поднимет воспитательное значение обвинительного акта. Это предопределяет внесение соответствующих корректив в ст. 223 УПК Украины.

Следует отметить, что в настоящее время большинство зарубежных и отечественных процессуалистов считают, что причины и условия, способствующие совершению преступления, должны быть отражены в итоговом обвинительном документе следователя.

Анализируя указанные обстоятельства, следователь должен использовать сжатые, немногословные формулировки и выводы, подтверждая их соответствующими доказательствами с указанием листов дела, где о них идет речь.

Сведения о движении материалов уголовного дела. В ходе расследования уголовных дел достаточно часто выделяются материалы для предварительной проверки и установления оснований для возбуждения уголовного дела. По нашему мнению, при составлении обвинительного акта необходимо указывать такого рода сведения. Это будет свидетельствовать о том, что органы досудебного следствия реально обеспечивают принцип неотвратимости наказания за содеянное и что ни один факт совершения преступления не остается без должного реагирования на него правоохранительных органов.

Представляется, что на этом основании обвинительный акт должен содержать информацию о всех материалах уголовного дела, выделенных в самостоятельное производство. Так, например, е описательной части обвинительного акта по уголовному делу о деятельности членов преступного сообщества могут содержаться сведения о выделении материалов уголовного дела в самостоятельное производство в отношении:

  • лиц, преступная деятельность которых не связана с деятельностью преступного сообщества;
  • обвиняемых, тяжело заболевших во время досудебного следствия, показания которых были проанализированы в обвинительном акте (в противном случае такие данные, по нашему мнению, приводятся в преамбуле описательной части);
  • несовершеннолетних обвиняемых, являющихся "второстепенными" участниками преступного сообщества;
  • обвиняемых, совершивших преступления, не связанные с базовой деятельностью преступного сообщества.

На наш взгляд, учитывая различную смысловую направленность подразделов описательной части, указанные сведения необходимо сконцентрировать в специально выделенном подразделе, наименование которого должно раскрывать их сущность. Достаточно очевидно, что этот подраздел носит факультативный (необязательный) характер, так как его включение в текст обвинительного акта зависит исключительно от указанной формы движения материалов уголовного дела.

Следует согласиться с практикой формулирования следователями в заключительной части описательного раздела итогового тезиса о полной доказанности вины обвиняемого в совершении инкриминируемых ему преступлений. Он не только подводит черту в исследовании результатов расследования, но и логически обосновывает переход к резолютивной части обвинительного акта, в которой, как известно, формулируется главный вывод обвинителя.

Представляется, что вышеупомянутые подразделы описательной части целесообразно привести в самом тексте обвинительного акта в виде соответствующих заголовков (например, "Сущность дела" или "Личность обвиняемого по делу"). Это придает четкость, ясность и последовательность изложению.

РЕЗОЛЮТИВНАЯ ЧАСТЬ

Третью часть обвинительного акта наиболее целесообразно начинать речевым стандартом "На основании изложенного", который пишется вразрядку посередине листа. Это общепринятый в следственной практике прием синтаксического построения резолютивной части обвинительного акта.

В соответствии с ч. 4 ст. 223 УПК Украины, в резолютивной части приводятся сведения о личности каждого из обвиняемых и юридическая квалификация их преступной деятельности. В литературе традиционно выделяются и другие элементы данного раздела: указание суда, которому подсудно уголовное дело; время и место составления обвинительного заключения и подпись лица, его составившего. С учетом ранее обоснованного предложения о выделении в итоговом документе по делу заключительного раздела, по нашему мнению, в резолютивной части можно выделить следующие элементы.

Сведения о личности обвиняемого. С учетом выделения в описательной части обвинительного акта подраздела "Личность обвиняемого" и всестороннего отражения в нем индивидуальных признаков лица, привлекаемого к уголовной ответственности., считаем совершенно обоснованным предложение Ю.И. Азарова отражать в резолютивной части лишь основные биографические данные обвиняемого. К ним следует отнести: фамилия, имя и отчество; число, месяц, год и место рождения; национальность; гражданство; семейное положение; образование; отношение к воинской службе; место работы; постоянное место жительства с указанием точного почтового адреса.

На этом основании нецелесообразно перегружать этот элемент резолютивной части другими сведениями.

Все данные о личности обвиняемого должны быть подтверждены соответствующими документами и материалами дела.

Наиболее важным и сложным элементом резолютивной части обвинительного акта является юридическая формулировка предъявленного обвинения с обязательным указанием конкретных статей Уголовного Кодекса Украины, по которым преступления квалифицированы.

Часть 4 ст. 223 УПК требует включения в резолютивную часть формулировки ранее предъявленного обвинения. Это означает, что в резолютивной части, во-первых, должна быть точная формулировка окончательного обвинения, против которого обвиняемый защищался на досудебном следствии, а во-вторых, она должна логически вытекать из описательной части обвинительного акта, что предполагает полное соответствие, внутреннюю согласованность и стройность итогового документа.

Вместе с тем по групповому делу резолютивная часть обвинительного акта имеет свою особенность, которая заключается в том, что формулировка обвинения должна быть дана применительно к каждому обвиняемому в отдельности с указанием соответствующей статьи УК Украины. При этом должны соблюдаться требования об индивидуализации обвинения при совершении как нескольких, так и групповых преступлений.

Составление обвинительного акта – процесс исключительно трудоемкий, поэтому крайне важно использовать наиболее рациональные способы его написания. Как правило, формулировку обвинения в резолютивной части следователи отражают путем механического переноса в итоговый документ фабулы преступления и других реквизитов описательно-мотивировочной части постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого. По нашему мнению, это возможно только в том случае, если сформулированное в постановлении обвинение отвечает всем предъявляемым требованиям, характер и содержание которых в литературе рассмотрены достаточно подробно.

В специальной литературе, посвященной культуре письменной речи юриста, справедливо и вполне обоснованно указывается на то, что подобная практика оформления обвинительного акта не соответствует нормам официального делового стиля процессуальных документов (Ивакина Н.Н.). Упомянутый автор, в частности, отмечает, что этимология слова "резолюция" обязывает излагать резолютивную часть обвинительного акта в краткой и точной форме. С этой позиции предлагается не включать в юридическую формулировку предъявленного обвинения фабулу преступления, как это принято в следственной практике. Резолютивная часть итогового документа, связанного с обвинением лица в совершении преступления, должна состоять из одного предложения, оформленного с помощью клише "на основании изложенною (анкетные данные обвиняемого) обвиняется в ... (формулировка диспозиции соответствующей статьи УК Украины), то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. ... ст. ... УК Украины." При совершении лицом нескольких преступлений повторяется только га часть вышеуказанного клише, которая связана с индивидуальной формулировкой обвинения.

На наш взгляд, такого рода предложение, отражающее современное представление лингвистов о композиции итогового обвинительного акта следователя, носит рациональный характер.

Во-первых, предлагаемый вариант оформления обвинительного акта соответствует ч. 4 ст. 223 УПК Украины, которая предписывает кратко излагать в резолютивной части итогового документа существо предъявленного обвинения, что не нарушает принципов презумпции невиновности, состязательности сторон и других конституционных основ уголовного судопроизводства.

Во-вторых, в случае законодательной реализации наших предложений об оглашении в суде только резолютивной части обвинительного акта предлагаемый вариант ее формы повысит уровень экономного ведения судебного следствия, в особенности по делам, связанным с разветвленной преступной деятельностью лица или группы лиц.

Следует заметить, что резолютивная часть обвинительного акта по групповому делу включает в себя несколько однотипных структурных блоков, количество которых всегда соответствует количеству обвиняемых. Каждый блок состоит из анкетных данных (они излагаются столбиком в правой части листа) и формулировки индивидуализированного обвинения в отношении каждого члена преступного сообщества в отдельности Блоки располагаются друг за другом в последовательности, определенной следователем, – он таким образом может отразить роль и степень участия каждого обвиняемого в групповой преступной деятельности.

Как показывает анализ практики расследования преступлений, формулировка индивидуального обвинения в отношении каждого из членов преступного сообщества (как и формулировка обвинения в резолютивной части по делу в отношении одного обвиняемого) заканчивается речевым стандартом: "тем самым, своими действиями, выразившимися в..., совершил преступление, предусмотренное ст. ... УК Украины". Конструкция этого устойчивого речевого оборота, выработанного длительной следственной практикой, обусловлена необходимостью включения в формулировку обвинения признаков преступлений, указанных в диспозиции соответствующих статей Уголовного кодекса Украины.

В соответствии с предложениями Н.Н. Ивакиной, структуру резолютивной части можно схематично выразить следующим образом.

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО

...(основные биографические данные организатора)..., обвиняется ... {индивидуальна а формулировка обвинения) …;

...(основные биографические данные лидера преступной организации)..., обвиняется ... (индивидуальная формулировка обвинения) ...;

...(основные биографические данные лидера преступной организации)..., обвиняется ...{индивидуальная формулировка обвинения) ... и т.д.

В том случае, если при составлении резолютивной части следователь выявит серьезные расхождения сформулированного обвинения с обстоятельствами, изложенными в описательной части, он должен пересоставить постановление о привлечении в качестве обвиняемого, предъявить обвинение, допросить по всем его пунктам обвиняемого, а затем вновь выполнить требования ст.ст. 217-222 УПК Украины.

Разработанная автором процессуальная конструкция этапа окончания досудебного следствия предполагает, что последним элементом резолютивной части обвинительного акта должна стать формулировка решения следователя о направлении уголовного дела в суд. Включение этого элемента в резолютивную часть обвинительного акта логически вытекает из содержания нашего предложения лишить прокурора права утверждать обвинительный акт.

Представляется, что следователь в резолютивной части обвинительного акта должен конкретно указать, какому суду подсудно данное дело. Во-первых, нами последовательно отстаивается точка зрения, что составленный следователем обвинительный акт по своей форме и содержанию есть вывод обвинительной власти, ее обращение к конкретному суду с требованием о рассмотрении уголовного дела в отношении лица в рамках предъявленного ему обвинения. А во-вторых, следователи, в связи с нашим предложением о введении судебного контроля, соответственно, будет известен и суд, которому подсудно находящееся в его производстве дело.

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ

Как уже обосновывалось ранее, заключительная часть итогового обвинительного документа также имеет свои элементы – это указание места и времени составления обвинительного акта, подпись лица, его составившего, а также приложения (ч. 5 ст. 223 и ст. 224 УПК Украины). Наличие указанных реквизитов свидетельствует не только о точном соблюдении следователем предусмотренной законом формы обвинительного акта, но и о его убежденности в том, что факты, изложенные в документе, установлены всесторонне, полно и объективно, а принятое им решение соответствует требованиям норм права, является законным, обоснованным и справедливым.

Следственная практика показывает, что по многоэпизодным групповым уголовным делам иногда обвинительный акт составляют и подписывают все следователи следственно-оперативной группы. Признать такую практику правильной представляется невозможной по следующим основаниям. Во-первых, вся процессуальная ответственность за расследование уголовного дела ложится на руководителя СОГ, который принимает его в соответствии со ст. 119 УПК Украины, к своему производству. Во-вторых, указанные действия противоречат ч. 5 ст. 223 УПК Украины, согласно которой итоговый обвинительный документ подписывает следователь, а не группа следователей. Особенность решений в уголовном процессе и состоит в том, что "...возможные способы действий... указаны в законе, а не определяются самим лицом, принимающим решение, как это имеет место в других сферах управления". Поэтому такие факты необходимо рассматривать как нарушения требований закона, По справедливому замечанию А.М. Ларина, "...отступление от этой нормы приводит к безответственности, обезличке". На наш взгляд, правильно поступают те руководители СОГ, которые единолично подписывают обвинительный акт, а следователей, входивших в группу, называют в итоговом документе как принимавших участие в расследовании.

При этом нельзя игнорировать и то обстоятельство, что в состав СОГ входят и сотрудники органа дознания, которые, оказывая необходимую помощь следователю в расследовании дела, выполняют отдельные поручения следователя-руководителя о производстве следственных и розыскных действий. По нашему мнению, с позиции полноты отражения всех обстоятельств группового метода расследования преступления и, соответственно, соблюдения права обвиняемого на защиту в заключительной части обвинительного акта необходимо указывать всех должностных лиц органов досудебного следствия и дознания, принимавших участие в расследовании дела.

Представляется, что при подписании документа следователь должен указать свою должность, специальное звание, фамилию и инициалы.

В заключительную часть обвинительного акта входят и приложения.

В соответствии со ст. 224 УПК Украины к обвинительному акту прилагаются:

  • список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, с указанием их адресов и листов дела, на которых изложены их показания или заключения экспертов;
  • справка о движении дела;
  • справка о применении меры пресечения с указанием времени и места содержания под стражей каждого из обвиняемых, если они арестованы;
  • справка о вещественных доказательствах;
  • справка о гражданском иске, о мерах, принятых для обеспечения гражданского иска и возможной конфискации имущества;
  • справка о судебные издержках по делу за время предварительного следствия.

Как отмечалось ранее, на практике абсолютное большинство следователей игнорируют содержание ст. 224 УПК Украины, требующей составлять не одну, а несколько справок. Составление одной справки, пусть и включающей все предусмотренные нормой сведения, должно рассматриваться как нарушение закона.

Наши исследования обвинительных актов показали, что к определению списка лиц, подлежащих вызову в суд, следователи порой подходят безответственно, не отдавая себе отчета в том, чем может быть полезен суду тот или иной специалист или что может сообщить в ходе судебного разбирательства тот или иной свидетель по делу. Очень многие следователи в решении данного' вопроса руководствуются только фактом допроса таких лиц или их участием в расследовании дела. Думается, что следователь, к примеру, может значительно облегчить работу суда, расширив список лиц, подлежащих вызову в суд, за счет тех, кто нуждается в помощи переводчика или может выступать в качестве такового. В случае некомпетентности или недобросовестности переводчика, выясненных следователем в ходе расследования дела, он должен принять меры, исключающие участие такого лица в судебном разбирательстве. При групповом расследовании уголовного дела список лиц, подлежащих вызову в суд, определяет только руководитель СОГ как лицо, процессуально ответственное за результаты расследования.

Список лиц, подлежащих вызову в суд, целесообразно разбить на структурные части (списки) применительно к процессуальному статусу группы вызываемых участников дела (обвиняемые, потерпевшие свидетели, переводчики и т.д.). Он должен начинаться перечнем обвиняемых с указанием места их содержания под стражей (если они арестованы) или постоянного места жительства. По групповому делу расположение их фамилий, имен и отчеств должно соответствовать тексту титульного листа обвинительного акта и последовательности изложения аналогичных элементов его резолютивной части. Отдельные следователи в списках лиц, подлежащих вызову в суд, не указывают полностью имен и отчеств обвиняемых и свидетелей. Такой подход представляется неверным, так как зачастую среди указанных лиц встречаются однофамильцы.

Фамилии свидетелей желательно располагать в алфавитном порядке. Под каждой из них указывается точный адрес постоянного места жительства, при возможности – номер домашнего телефона. В том случае, если свидетель содержится под стражей или отбывает наказание, связанное с лишением свободы, указывается наименование и местонахождение соответствующего СИЗО или УИН. При указании местонахождения экспертов, ревизоров, специалистов в следственной; практике принято укалывать их место работы.

Справка о движении дела, содержание которой, по существу, не раскрыто законодателем, на наш взгляд, должна включать следующие данные:

  • дата возбуждения основного уголовного дела;
  • дата принятия уголовного дела к производству следователем или руководителем следственной или следственно-оперативной группы;
  • дата предъявления обвинения по уголовному делу (в отношении каждого из обвиняемых);
  • дата объединения или выделения материалов уголовного дела, номер дела;
  • дата окончания предварительного расследования по делу.

Следует подчеркнуть, что некоторые следователи, специализирующиеся на расследовании многоэпизодных групповых уголовных дел, включают в приложения к обвинительному акту и иную справочную информацию, не предусмотренную ст. 224 УПК Украины:

  • о порядке систематизации материалов многотомного уголовного дела (это значительно облегчает процесс изучения следственного производства участниками уголовного процесса, особенно при наличии нескольких десятков, а то и сотен томов);
  • о местонахождении изъятых в ходе досудебного следствия личных документов обвиняемых – паспортов, военных билетов, документов, подтверждающих наличие научной степени или звания, допуск к проведению различных видов специальной работы и т.д. (такая справка облегчает работу по обнаружению пропавших документов);
  • о причиненном ущербе и его возмещении (эти сведения должны быть отражены в одноименном подразделе описательной части обвинительного акта. Истории следственной практики нашего государства известны факты, когда органы прокуратуры в обязательном порядке требовали составления справки о возмещении ущерба по уголовному делу стандартизированной формы: размер причиненного государству ущерба, наименование похищенного, дата возбуждения уголовного дела, дата наложения ареста на имущество обвиняемых, сумма описанного имущества, его перечень;
  • об особенности содержания некоторых обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу (например, схемы, раскрывающие характер деятельности преступного сообщества, его направленность, психологическую и функциональную структуру, связи соучастников и т.д.).

По нашему мнению, следует распространить практику включения в качестве приложений к обвинительному акту и иной, не предусмотренной ст. 224 УПК Украины справочной информации, облегчающей ознакомление с материалами уголовного дела или восприятие содержания обвинительного акта.

Представляется, что реализовать указанное предложение необходимо путем введения в ст. 224 УПК Украины второй части следующего содержания: "В случае необходимости к обвинительному акту может прилагаться и иная справочная информация, облегчающая ознакомление с материалами уголовного дела или восприятие содержания обвинительного акта". Имеете с тем, следователям не стоит включать в следственное производство документы, которые не содержат какой-либо позитивной справочной информации.

Каждая прилагаемая к обвинительному акту справка должна подписываться следователем или следователем-руководителем, а сведения, входящие в перечень данных приложений, подтверждаться соответствующими ссылками на листы уголовного дела.

Как уже отмечалось ранее, следует признать правильной практику выделения в тексте обвинительного акта его структурных частей и их подразделов. В этом случае рекомендуется составлять его оглавление.

Обвинительный акт необходимо размножать в требуемом количестве экземпляров. Первый экземпляр подшивается в уголовное дело, к которому прилагаются, в соответствии с предложениями автора, по экземпляру для каждого из заинтересованных участников процесса (обвиняемого, его защитника или законного представителя, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, надзирающего прокурора). Целесообразно сохранить практику составления обвинительного акта и для наблюдательного производства, которое ведется в подразделениях следственных органов.

Как известно, если обвинительный акт составлен на языке, которым не владеет обвиняемый, он должно быть переведен на его родной язык или язык, которым он владеет (ч. 6 ст. 223 УПК Украины). К сожалению, на практике имеют место факты, связанные с нарушением такого рода требований закона, Такие факты автор выявил в пяти из 565 изученных обвинительных заключений. Обвинительный акт является следственным документом, и поэтому следователь, в соответствии с ч. 3 ст. 19 УПК Украины и предложенной нами конструкции этапа окончания досудебного следствия, должен обеспечить вручение обвинительного акта обвиняемому в переводе на его родной язык к моменту направления уголовного дела в суд. Представляется, что при наличии такой общей нормы закона необходимость в части 6 ст. 223 УПК Украины, по существу ее дублирующей, отпадает.

Итак, мы предлагаем изложить ст. 223 УПК Украины в следующей редакции: "Статья 223. Обвинительный акт

1. После выполнения требований статей 217-222 настоящего Кодекса следователь составляет обвинительный акт.

2. Обвинительный акт состоит из вводной, описательной, резолютивной и заключительной частей.

3. В вводной части указывается: наименование документа; фамилия и инициалы обвиняемого или каждого из обвиняемых; статья уголовного закона, по которому квалифицированы действия обвиняемого или каждого из обвиняемых; дата, повод и основания к возбуждению уголовного дела, статья уголовного закона, по признакам которой возбуждалось дело; специальное звание, фамилия и инициалы лица, принявшего решение; сведения о движении дела.

4. В описательной части излагаются обстоятельства дела, как они были усыновлены на досудебном следствии: место, время, форма вины, мотивы, цель, способ, последствия и другие признаки преступления, совершенного каждым из обвиняемых; показания каждою из обвиняемых по существу предъявленного ему обвинения, его доводы в свою защиту и результаты их проверки; система доказательств, подтверждающих наличие преступления, виновность обвиняемых и другие обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу – обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность обвиняемого, а также характеризующие его личность; сведения о потерпевшем, о гражданском иске и мерах по обеспечению возмещения материального ущерба и возможной конфискации имущества; причины и условия, способствующие совершению преступления, и принятые меры по их устранению, а в случае необходимости – и данные о выделении материалов уголовного дела.

5. Следователь обязан указать источники получения доказательств, а также раскрыть сущность установленных фактических данных. При ссылке на источники доказательств указываются соответствующие листы материалов дела.

6. В резолютивной части указываются основные биографические сведения о личности каждого из обвиняемых, излагается юридическая формулировка предъявленного ему обвинения с обязательным указанием конкретных статей, частей и пунктов Уголовного кодекса Украины, по которым преступления квалифицированы.

7. В заключительной части следователь указывает суд, которому подсудно законченное производством уголовное цело, дату и время составления обвинительного акта, а при групповом ведении следствия – и всех лиц, участвовавших в расследовании. К обвинительному акту прилагается информация, облегчающая ознакомление с материалами уголовного дела или восприятие содержания обвинительного акта.

Обвинительный акт и приложения к нему подписываются следователем, принявшим дело к своему производству.

8. Обвинительный акт вручается следователем потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям, обвиняемому, его защитнику, а в случае необходимости – и законному представителю не позднее суток с момента ею составления.

9. Вручение документа и разъяснение указанным лицам права заявлять ходатайства по существу составленного обвинительного акт, а также обжаловать его в суде оформляется протоколом.

Сроки подготовки и заявления ходатайств, а также обжалование обвинительного акта осуществляются по правилам ч.ч. 1 и 3 ст. 221 настоящего Кодекса.

Источник – глава из монографии:

Гришин Ю.А. Окончание досудебного следствия с составлением обвинительного заключения: проблемы и пути реформирования: , Монография. – Луганск: РИО ЛИВД, 1999. – 252 с.

Реклама
Задачи по экономике с решениями
Статьи по экономике