Понятие, значение и требования, предъявляемые к обвинительному акту

В науке уголовного процесса общепризнанно, что итоговый обвинительный документ по уголовному делу является важнейшим и наиболее ответственным уголовно-процессуальным актом следователя, завершающим досудебное следствие. В нем формулируются и подводятся в установленной законом форме итоги расследования, излагается система собранных по делу доказательств, дается юридическая квалификация деяния, совершенного обвиняемым, а также содержится вывод о необходимости привлечения лица к уголовной ответственности.

Итоговый обвинительный документ является разновидностью процессуального решения в уголовном процессе, и ему присущи все его основные черты.

Представляется, что итоговый обвинительный документ по делу обладает следующими характерными чертами:

  • составляется только компетентным должностным лицом – следователем;
  • содержит ответы на возникающие по делу правовые вопросы, связанные с анализом и оценкой собранных по делу доказательств с точки зрения их достаточности для достоверного вывода о виновности лица в совершении преступления и принятия решения о завершении расследования;
  • выражает властное волеизъявление следователя о направлении уголовного дела в суд, вытекающее из установленных им по делу обстоятельств и предписаний закона, направленных на достижение задач уголовного судопроизводства;
  • прекращает уголовно-процессуальные отношения на стадии досудебного расследования и порождает процессуальные правоотношения на стадии предания суду;
  • констатирует наличие уголовно-правовых отношений между лицом, совершившим преступление, и государством;
  • выносится в установленной законом процессуальной форме.

В общем виде итоговый обвинительный документ по делу есть правовой акт следователя, выражающий его выводы о направлении уголовного дела в суд для разрешения вопроса о виновности лица в совершении инкриминируемого ему преступного деяния.

В соответствии с действующим законодательством и предложенной автором процессуальной конструкцией окончания досудебного следствия итоговый обвинительный документ по делу составляется только после ознакомления заинтересованных субъектов процесса с материалами уголовного дела и разрешения заявленных ходатайств (ст.ст. 218-222 УПК Украины).

В этой связи целесообразно подчеркнуть, что действующее законодательство (ч. 4 ст. 223 УПК Украины) обязывает следователя при формулировании обвинения в итоговом обвинительном документе констатировать виновность определенного лица как установленную. Однако, как справедливо отмечают авторы Курса советского уголовного процесса в отличие от приговора суда, суждения следователя о виновности не имеют окончательного характера и не могут рассматриваться как признание лица виновным от имени государства. Только тогда, когда наступили такие правовые последствия, как осуждение, наказание и судимость, можно считать обвиняемого виновным в уголовно-правовом смысле. Ст. 62 Конституции Украины, устанавливающая, что лицо "...считается невиновным в совершении преступления, пока его вина не будет доказана в законном порядке и установлена обвинительным приговором суда", подтверждает правильность указанной выше точки зрения.

Таким образом, соблюдение конституционного принципа презумпции невиновности актуализирует необходимость терминологического разграничения в уголовно-процессуальном законе двоякой трактовки вины, "...предполагающей различное юридическое содержание, казалось бы, одного и того же понятия для... следствия и приговора суда". На это обоснованно указывается отечественными и зарубежными процессуалистами.

В литературе отмечается, что реализация принципа презумпции невиновности на досудебном следствии предполагает не просто установление, а достоверное, то есть обоснованное и мотивированное установление виновности обвиняемого на досудебном следствии.

Следовательно, позволительно предположение о том, что для обеспечения соблюдения принципа презумпции невиновности на завершающем этапе расследования следователь обязан в итоговом обвинительном акте четко обосновать и мотивировать свой вывод о необходимости привлечения лица к уголовной ответственности.

На наш взгляд, выражая интеллектуально-волевой характер правоприменительной деятельности следователя и выступая, соответственно, как результат деятельности по применению правше доказывания и принципа оценки доказательств,1 итоговый обвинительный документ по делу должен выражать не просто мнение следователя о виновности обвиняемого, а его внутреннее убеждение в том, что факты, положенные в основу принимаемого решения, установлены всесторонне, полно и объективно; решение соответствует содержанию правовых положений, является законным, обоснованным и справедливым.

В юридической литературе отмечается, что требование считать обвиняемого невиновным не может относиться к тем должностным лицам, которые поставили человека в положение обвиняемого. Они должны быть убеждены в виновности этого человека, иначе их действия по отношению к нему будут незаконными и безнравственными.

И.А. Либус аргументированно обосновал, что формирование у следователя внутреннего убеждения в виновности обвиняемого не опровергает презумпцию невиновности.

Наше мнение по рассматриваемому вопросу поддерживают названные участники уголовного процесса. Так, 95 процентов опрошенных следователей и 100 процентов прокуроров, которые отстаивают выводы следователя о виновности лица в суде, считают, что у следователя, принимающего решение о составлении итогового обвинительного документа, должно быть сформировано внутреннее убеждение в виновности обвиняемого.

Такая точка зрения объективно подтверждена и субъектами, чья деятельность создает гарантии реального действия принципа презумпции невиновности в уголовном процессе – всеми опрошенными судьями и адвокатами.

Как известно, внутреннее убеждение должно:

  • базироваться на всестороннем, полном и объективном рассмотрении материалов дела;
  • основываться на доказательствах, собранных в установленном законом порядке;
  • доказательства должны быть проверены;
  • каждое доказательство должно быть рассмотрено отдельно и в совокупности с иными доказательствами.

Однако анализ 565 обвинительных заключений из изученных нами архивных уголовных дел свидетельствует, что практически в половине из них (43 процента) следователи не в полной мере раскрывают гносеологические и логические аспекты сформированного у них внутреннего убеждения в виновности лица. Это не позволяет проследить процесс становления истинного знания и, соответственно, достоверность установления вины обвиняемого. В частности, для получения, истинных, с их точки зрения, знаний следователи исследуют только отдельные факты, а не всю совокупность установленных фактических данных, которые служат основой для формирования выводов по делу.

Такое положение указывает на игнорирование следователями требований ч. 1 ст. 65 и ч. 1 ст. 67 УПК Украины, в текстах которых установлена связь между внутренним убеждением как результатом оценки доказательств и собранными по делу доказательствами.

Более того, закон требует, чтобы в итоговом обвинительном документе приводились доказательства, обосновывающие конечный вывод по делу (ч.ч. 2 и 3 ст. 223 УПК Украины). При этом недостаточно ссылки на доказательства – в документе должно быть изложено существо содержащейся в них информации и мотивы, по которым доказательство оценено как достоверное или недостоверное; объяснены мотивы вывода о доказанности виновности обвиняемого и др. В противном случае следователь не установит наличие логической взаимосвязи между совокупностью собранных по делу доказательств и доказываемым обвинительным тезисом. Следовательно, обоснованность доказательствами выводов, суждений о наличии или отсутствии фактических обстоятельств дела в итоговом обвинительном документе следователя является, в силу закона, условием для признания их истинными.

Некоторые авторы совершенно обоснованно рекомендуют отложить составление итогового обвинительного документа и продолжить производство по делу, если следователь обнаружит пробелы в исследовании доказательств, ибо "...установление истины в стадии... расследования по делу и ее выражение в обвинительном заключении является необходимым условием, гарантирующим осуществление задач... правосудия". Однако многие следователи (этот недостаток содержит каждое второе изученное нами обвинительное заключение) нарушают указанное требование закона, логически не обосновывая полученное знание.

В этой связи В.Н. Кудрявцев подчеркивал, что нарушение в области права законов логики, построение неправильных умозаключений, приведение ложных аргументов могут причинить существенный вред. "Логичность рассуждений, строгое соблюдение законов правильного мышления при расследовании и разрешении дела – элементарно необходимое требование для каждого юриста".

Представляется, что внутреннее убеждение следователя в виновности лица как результат оценки собранных по делу доказательств возводит итоговый обвинительный документ в разряд особо ответственных актов досудебного следствия.

А.Р. Михайленко, характеризуя сложную правовую природу этого процессуального документа, отмечал, что обвинительное заключение по своей сути и направленности больше относится к документам "обвинительной власти", а не к документам органов расследования.

Сходную позицию занимает и В.С. Зеленецкий, рассматривающий прокурора, утвердившего обвинительное заключение, в качестве соавтора следователя. По его мнению, прокурор воспринимает содержащиеся в обвинительном заключении положения и в последующем рассматривает их, как свои собственные.

М.С. Строгович был более конкретен в своей характеристике итогового обвинительного акта. Он прямо указывал на то, что обвинительное заключение " -есть акт обвинительной власти, т.е. акт органа, поддерживающего перед судом обвинение". При этом он подчеркивал, что юридическую силу обвинительное заключение получает только после утверждения его прокурором. Оно придает ему силу акта, "...на основе которого может состояться предание обвиняемого суду и содержание которого может стать предметом судебного разбирательства", в силу чего обвинительное заключение исходит от прокурора, а не от составившего его следователя.

На наш взгляд, применительно к предложенной автором конструкции окончания досудебного следствия итоговый обвинительный акт имеет иную юридическую природу.

Как известно, в общей теории права под юридической природой правовых явлений приняв понимать такие его свойства, которые характеризуют место данного явления в правовой надстройке, его связь с правовой формой общественных отношений, с правосознанием, с действующими нормами права, возникающими на их основе правами и обязанностями субъектов, с правовые актами.

Разработанное в теории уголовного процесса понятие процессуального решения и обоснованная в литературе классификация решений по функциональному признаку относят исходящий от следователя итоговый обвинительный документ к актам досудебного следствия.

Общетеоретическое рассмотрение правовой сущности обвинительного акта по делу применительно к разработанной нами конструкции окончания досудебного следствия позволяет говорить о его сложной юридической природе. Исходя из содержания авторских предложений о реформировании этапа окончания досудебного следствия, она выражается не только в формулировке следователем окончательных выводов о доказанности обстоятельств преступления и виновности лица в его совершении, но и в единоличном решении направить уголовное дело в суд с целью привлечения обвиняемого к уголовной ответственности. Это решение обретает юридическую силу именно с момента его документального оформления следователем, так как не требует утверждения прокурором.

Обосновывая предложение в новом УПК страны лишить прокурора права составлять и утверждать итоговый обвинительный акт, мы аргументировано доказали, что этот документ в условиях действия подложенной им конструкции окончания досудебного следствия является актом обвинительной власти.

Однако, в соответствии с конституционными принципами презумпции невиновности и поддержанием прокурором государственного обвинения в суде (ст. 62 и п. 5 ст. 129 Основного Закона) интересы обвинительной власти на стадии досудебного расследования непосредственно представляет следователь, а не прокурор, деятельность которого, как уже указывалось, не может носить прямого обвинительного характера. Это противоречит самой сущности законоохранительной функции прокурора, который должен представлять в уголовном процессе интересы законодательной власти.

Таким образом, в условиях действия предложенной нами конструкции окончания досудебного следствия итоговый обвинительный документ следователя является актом обвинительной власти.

Здесь следует согласиться с высказанным в литературе мнением о том, что итоговый обвинительный документ по делу "...по своему существу вовсе не является каким-либо заключением – это именно акт, решение обвинительной власти." Он должен действительно получить наименование "обвинительный акт", так как термин "обвинительное заключение" не в полной мере отражает его юридическую природу. Правильность такой точки зрения подтверждается следующим.

Во-первых, с позиции науки лингвосоциопсихологии (изучающей процессы функционирования текстов в обществе), стоящий во главе текста заголовок (наименование документа) призван венчать его содержательно-смысловую структуру, ориентируя читателя на его основную идею.

Во-вторых, в теории уголовного процесса аргументированно обосновано, что понятие "процессуальный акт" охватывает как процессуальное действие, так и процессуальный документ, в котором закрепляется это действие. С этой позиции наименование процессуального документа вполне закономерно должно указывать на сущность выраженного в нем процессуального решения следователя. Более того, в литературе но общей теории права отмечается, что решение по юридическому делу содержит не только мысль, но и веление.

Следовательно, при конструировании наименования итогового обвинительного документа по уголовному делу необходимо использовать терминологию, указывающую на сущность самого процессуального решения следователя, содержащего "...не только логический вывод, заключение, а государственно-властное предписание", приводящее в действие правовое принуждение.

В этой связи вполне очевидно, что слово "заключение", употребляемое законодателем применительно к термину "итоговый обвинительный документ" в значении "утверждение, являющееся выводом из чего-нибудь", не в полной мере раскрывает его правовую сущность.

Учитывая ярко выраженный характер обвинительной деятельности следователя, логически завершаемой направлением уголовного дела в суд с целью публичного осуждения лица, а также приведенные выше аргументы, мы считаем необходимым использовать для наименования итогового обвинительного документа по делу слово "акт", которое в современном русском языке и юридической науке понимают как проявление человеческой деятельности (единичное действие, отдельный поступок), так и документ, то есть словесно-документальное оформление этой деятельности1.

Представляется, что этимология и юридическое значение слова "акт" наиболее точно определяют сущность решения следователя при окончании досудебного следствия.

Указанное предложение обуславливает использование в реформируемом законодательстве Украины термина "обвинительный акт" дли обозначения итогового обвинительного документа следователя. Это предопределяет правовую корректировку тех норм УПК Украины, в которых используется термин "обвинительное заключение" (ст. 223 и др.). Следует заметить, что авторы упомянутого Модельного Уголовно-процессуального кодекса, сохранившие за прокурором практически прежние полномочия по руководству досудебным расследованием (ст. 84), используют в рекомендательном законодательном акте термин "обвинительный акт" для обозначения наименования итогового обвинительного документа (например, ст.ст. 84, 85, глава 42).

Между тем авторы Проекта Уголовно-процессуального кодекса Украины, возложив обязанность составления итогового обвинительного документа на прокурора как руководителя досудебным расследованием, сохранили в уголовном процессе термин "обвинительное заключение" (например, ст.ст. 25, 247 и 251).

Следует подчеркнуть, что в уголовном процессе зарубежных демократических государств, равно как и в дореволюционной России, рассматриваемый процессуальный документ, составляемый прокурором, носит название "обвинительный акт".

Представляется, что приведенные точки зрения относительно реформирования уголовного процесса Украины подчеркивают актуальность проблемы четкого и ясного терминологического обозначения наименования итогового обвинительного документа в условиях действия различных процессуальных конструкций этапа окончания досудебного следствия.

В теории уголовного процесса существуют различные мнения о значении обвинительною акта следователя. Мы поддерживаем позицию С.П. Ефимичева, выделяющего политическое, процессуально-правовое, воспитательное и техническое значение обвинительного заключения. Вместе с тем, по нашему мнению, используемая им терминология не совсем точно определяет роль обвинительного акта в системе правоохранительной деятельности государства и в уголовном судопроизводстве в частности. Представляется, что необходимо говорить об общественно-политическом, юридическом, воспитательно-профилактическом и организационно-техническом значении итогового обвинительного документа следователя.

Общественно-политическое значение обвинительного акта:

  1. В нем от имени государства и украинского народа правоохранительные органы (следователь) дают правовую и морально-нравственную оценку преступлению и лицу, его совершившему.
  2. Как акт правоприменительной деятельности решение следователя отражает деятельность правоохранительных органов по борьбе с преступностью и тем способствует повышению авторитета этих органон и государства в целом.
  3. Являясь актом обвинительной власти государства, решение следователя служит укреплению законности и правопорядка.

Поскольку политическая и моральная оценки преступной деятельности в обвинительном акте основаны на конкретном жизненном материале, они неизбежно приобретают сильную эмоциональную окраску, которая резко повышает их действенность, доходчивость и актуальность.

Юридическое значение обвинительного акта заключается в следующем:

  1. Формулируя окончательные выводы и решения по законченному расследованием делу, следователь как процессуально самостоятельное лицо в уголовном процессе оценивает собранные по делу доказательства, решает вопрос о привлечении конкретного лица в качестве обвиняемого, о квалификации преступления, об объеме обвинения и о направлении уголовного дела для предания обвиняемого суду.
  2. Законный и обоснованный обвинительный акт, составленный следователем в соответствии с собранными доказательствами, обеспечивает и гарантирует право подсудимого на защиту.

Кроме того, изложенные в обвинительном акте сведения о потерпевшем, гражданском иске и мерах, принятых к обеспечению иска, служат на суде одной из гарантий защиты прав и законных интересов потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика. Однако говорить о серьезных гарантиях соблюдения законных прав и интересов указанных субъектов и рассматриваемом аспекте не приходится. Как известно, действующее законодательство Украины (ч. 1 ст. 254 УПК) предусматривает вручение подсудимому копии обвинительного акта следователя не позднее 3-суточного срока до рассмотрения дела в судебном заседании.

По нашему мнению, такую процессуальную процедуру нельзя признать правильной с позиции конституционных принципов разделения властей (ст. 6 Основного Закона), презумпции невиновности (ст. 62 Основного Закона) и состязательности сторон (ст. 129 Основного Закона).

Во-первых, возложение на суд обязанности вручать обвинительный акт следователя, представляющего интересы исполнительной ветви власти, создает правовые предпосылки к обвинительному уклону в его деятельности по разрешению возникшего правового конфликта. Такая обязанность ставит суд в положение стороны обвинения, что противоречит самой сути правосудия и исключает конституционные начала состязательности сторон в судебном разбирательстве.

Во-вторых, установленный законом период между составлением обвинительного акта и его вручением непосредственно перед судебным разбирательством существенно ограничивает право обвиняемого на ознакомление со всеми материалами уголовного дела, неотъемлемой частью которого является обвинительный акт следователя.

Обвиняемый поставлен в такое положение, при котором он длительное время лишается права знакомиться с выводами этого важного процессуального документа досудебного следствия и, стало быть, не имеет возможности предметно готовиться к рассмотрению уголовного дела в суде первой инстанции (раздел третий УПК Украины). Кроме того, обвиняемый и его защитник, по сути, лишены возможности обжаловать обвинительный акт следователя или заявить связанные с итоговым документом ходатайства как при завершении расследования (ст.ст. 221-222 УПК Украины), так и при предании обвиняемого суду (ст. 240 УПК Украины).

Таким образом, действующее законодательство исключает активное участие обвиняемого (и его защитника) в исследовании и оценке доказательств, положенных в основу обвинительного акта. Такое положение обвиняемого в уголовном процессе лишает его возможности эффективно реализовать свое право на защиту не только на досудебном следствии, но и в ходе разбирательства в суде.

Мы полагаем, что в целях строгого соблюдения конституционных принципов презумпции невиновности и состязательности сторон в уголовном судопроизводстве необходимо возложить на следователя обязанность вручения обвиняемому и его защитнику копии обвинительного акта не позднее суток с момента ею составления. В случае, если обвиняемый является несовершеннолетним, копия обвинительного акта вручается и его законному представителю.

Указанного мнения придерживаются как авторы Модельного Уголовно-процессуального кодекса (ст. 319), так и разработчики Проекта УПК Украины (ст. 253). Однако авторы проекта отечественного УПК, на наш взгляд, необоснованно исключили да числа заинтересованных субъектов защитника обвиняемого.

Правильность нашей позиции подтверждают и результаты проведенного нами социологического исследования.

90 процентов названных участников процесса, отвечая на вопрос о необходимости возложения на следователя обязанности вручения обвиняемому копии обвинительного акта, поддержали предложение автора. Характерно, что такого же мнения придерживаются 74 процента опрошенных следователей, 80 процентов начальников следственных подразделений и 98 процентов прокуроров, т.е. должностных лиц, непосредственно участвующих в досудебном следствии в качестве стороны обвинения, а также 100 процентов опрошенных судей и адвокатов, чей процессуальный интерес в той или иной форме связан с реализацией ч. 1 ст. 254 УПК Украины.

С позиции обеспечения процессуального равенства сторон защиты и обвинения как необходимого условия состязательности в уголовном процессе представляется целесообразным поддержать высказанное в литературе предложение о необходимости вручения копии обвинительного акта защитнику, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям. К сожалению, указанное мнение не нашло отражение в Молельном Кодексе и Проекте отечественного УПК. В этой связи необходима правовая корректировка ст. 223 УПК Украины (ее новая редакция будет приведена ниже).

Как известно, в соответствии со ст. 14.47 Инструкции по делопроизводству и органах прокуратуры Украины копия обвинительного акта следователя входит в перечень обязательных документов, составляющих наблюдательное (надзорное) производство прокурора.

Учитывая прямую и обратную связь уголовного дела и наблюдательного производства прокурора, необходимо сохранить практику направления копии обвинительного акта следователя прокурору и в условиях действия предлагаемой нами конструкции окончания досудебного следствия.

В целях обеспечения реализации требований презумпции невиновности на заключительном этапе следствия надо согласиться с мнением некоторых авторов относительно предоставления права обвиняемому и его защитнику заявить ходатайство по существу составленного обвинительного акта, а также предоставить возможность им обжаловать ею в суде. При такой процессуальной конструкции на следователя необходимо возложить обязанность разъяснения такого права обвиняемому при вручении ему копни обвинительного акта.

Вместе с тем считаем нецелесообразным в условиях состязательных начал уголовного процесса лишать такого же права и других заинтересованных субъектов – потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей.

По нашему мнению, в целях обеспечения реализации права обвиняемого на защиту, а также законных прав и интересов потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика необходимо создать им временные условия для заявления соответствующих ходатайств и обжалования обвинительного акта.

Представляется, что эти предложения, не нашедшие отражения ни в Модельном Кодексе, ни в Проекте УПК Украины, необходимо реализовать путем введения в ст. 223 УПК Украины отсылочной нормы. Она должна устанавливать такую же процедуру подготовки и заявления ходатайств, а также обжалования итогового решения следователя, как и при рассмотрении ходатайств, заявленных указанными субъектами при ознакомлении с материалами дела (ч.ч. 1 и 3 ст. 221 УПК Украины).

Несложно заметить, что в этом случае оптимально решается задача создания унифицированного порядка рассмотрения ходатайств, заявленных при окончании досудебного следствия.

На основании итоженного предлагается отменить норму, предписывающую вручать подсудимому итоговый обвинительный документ одновременно с повесткой о вызове в суд (ч. 1 ст. 254 УПК Украины).

Обвинительный акт, представленный в суд вместе с материалами следственного производства, создает необходимые условия для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств уголовного дела в судебном заседании (ст. 22 УПК). Поэтому крайне важно, чтобы в этом документе были непредвзято, беспристрастно исследованы все возможные версии происшедшего, в том числе и доводы обвиняемого в свою защиту, обстоятельства дела, подлежащие доказыванию по делу; приведены доказательства как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие его ответственность; изложены данные, достаточно полно характеризующие обвиняемых. В противном случае, как верно отмечается в юридической литературе, будет существенно нарушен принцип презумпции невиновности, соблюдение требований которого позволяет оптимально осветить предмет доказывания в итоговом обвинительном акте следователя.

Как итоговый процессуальный документ по делу обвинительный акт является одним из процессуальных средств контроля за своевременным и качественным проведением расследования, его всесторонностью, полнотой и объективностью. Он служит процессуальной гарантией установления истины по уголовному делу и правильного разрешения дела. Обвинительный акт позволяет сторонам защиты и обвинения, получившим копию документа для ознакомления, а затем и суду (в стадии предания суду и судебного разбирательства) реально проверить и оценить качество проведенного расследования. По неполно расследованному делу, по которому не выяснены важные для разрешения дела обстоятельства, нельзя составить законный и обоснованный обвинительный акт, так как сформулированные а нем выводы не будут носить мотивированный характер. Именно поэтому, если в процессе работы над обвинительным актом следователь установит какие-либо пробелы в проведенном расследовании, он должен провести дополнительные следственные (процессуальные) действия.

Составление следователем обвинительного акта влечет за собой определенные правовые последствия для некоторых участников уголовного процесса.

Так, следователь после составления обвинительного акта прекращает деятельность по расследованию уголовного дела я направляет его вместе с итоговым документом к прокурору, который, как мы предлагаем, обязан принять конкретное решение по вопросу о поддержании в суде сформулированного следователем обвинения. Как отмечаюсь ранее, это решение обеспечивает урегулированный правовой режим защиты процессуального интереса прокурора как стороны обвинения в деле.

Учитывая ранее установленную нами связь прокурорског0 надзора за досудебным следствием с прокурорской функцией поддержания государственного обвинения, можно заметить, что в предложенной автором конструкции окончания расследования фактические отношения между судом и прокурором возникают именно с момента поступления обвинительного акта в орган судебной власти. У указанных субъектов сразу же появляются взаимные крапа и обязанности.

По образному выражению Ю.К. Толстого, "...правовая энергия, излучаемая нормой права, охватывает общественное отношение в пут самый момент, когда оно образуется".

В этой связи мы считаем, что закрепленные в уголовном судопроизводстве Украины конституционные принципы состязательности сторон (п. 4 ст. 129 Основного Закона) и поддержания государственного обвинения а суде прокурором (п. 5 ст. 129 Основного Закона) обуславливают обязанность, а не право прокурора участвовать в распорядительном заседании при решении вопроса о предании обвиняемого суду (ст. 239 УПК Украины). Это обусловлено следующим.

Во-первых, конструкция ст. 129 Конституции Украины и многостадийный характер надзорной деятельности прокурора позволяют предположить, что обозначенные нами конституционные принципы уголовного судопроизводства действуют также на стадии предания суду как одного из обычных этапов производства дел в суде первой инстанции (глава 23 УПК Украины).

Во-вторых, в литературе обоснованно, что выступление прокурора в распорядительном заседании есть не что иное, как поддержание государственного обвинения. Прокурор в полной мере становится стороной с момента, когда суд в распорядительном заседании выносит определение о предании обвиняемого суду.

В-третьих, непосредственно участвуя в распорядительном заседании суда, разрешающего вопросы, на которых сталкиваются интересы сторон обвинения и защиты (ст. 242 УПК Украины), прокурор предметно обеспечивает реализацию конституционного принципа состязательности на стадии предания суду, связанного, в частности, с четким отделением функции обвинения от функции разрешения дела.

С позиции изложенных аргументов справедливы утверждения некоторых авторов о том, что оглашение прокурором своего мнения в распорядительном заседании (ст. 240 УПК Украины) не должно сводиться к просьбе о предании суду. Прокурор должен обосновать правильность выводов, содержащихся в обвинительном акте следователя, раскрыть наличие достаточных оснований для внесения дела в судебное разбирательство. Поэтому и докладывать дело в распорядительном заседании целесообразно не судье, а прокурору.

Как отмечает С.С. Алексеев, "...с сугубо юридической стороны возложение обязанностей к активному поведению представляет собой мощную навязывающую силу и поэтому наиболее надежное средство, направленное на достижение намеченного социального результата." Следовательно, а целях обеспечения реализации конституционных принципов состязательности сторон и поддержания государственного обвинения в суде прокурором необходимо возложить на него обязанность участия в распорядительном заседании по вопросу о предании обвиняемого суду.

Указанное предложение обуславливает внесение соответствующих коррективов в ст. 239 УПК Украины. Предлагается изложить ее в следующей редакции: "Рассмотрение дела в распорядительном заседании происходит с обязательным участием прокурора. О дне рассмотрения дела в распорядительном заседании прокурор извещается не позднее, чем за трое суток до его начала. Неявка прокурора является препятствием для слушания дела ".

Конституция Украины (п. 1 ст. 121, п. 5 ст. 129), распространяя действие принципа поддержания государственного обвинения в суде прокурором на все уголовные дела без исключения, по сути, предопределяет участие прокурора не только в распорядительном заседании суда, но и в судебном заседании, в ходе которого вопрос о предании суду решается судьей единолично (ч. 1 ст. 237 УПК Украины).

Представляется,, что действующее законодательство страны (глава 23 УПК Украины), исключающее участие прокурора как стороны обвинения при предании обвиняемого суду в единоличной форме (судьей), не обеспечивает реализацию не только вышеуказанною конституционного принципа, но и принципа состязательности сторон, т.к. в производстве по делу участвует только суд (судья).

Вполне очевидно, что разрешение этого сложного вопроса в ходе реформирования законодательства Украины неотделимо от разработки проблем единоличной формы правосудия. Однако такой задачи в рамках настоящего исследования мы перед собой не ставили.

6. Обвинительный акт устанавливает объем (пределы) обвинения в суде в отношении указанных в нем лиц, так как в соответствии со ст. 275 УПК Украины "...разбирательство дела в суде производится только в отношении обвиняемых и лишь по тому обвинению, по которому они преданы суду". Основанием же дли предания лиц суду служит уголовное дело с обвинительным актом. Это положение реализуется в том, что суд может вынести приговор только в отношении лиц, которым предъявлено обвинение, сформулированное в обвинительном акте, но которому обвиняемые преданы суду. Если какой-либо эпизод преступной деятельности не отражен в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном акте, суд не может признать подсудимого виновным в совершении этого деяния.

Наше мнение относительно того, что обвинительный акт следователя определяет объем (пределы) обвинения, основано, прежде всего» на содержании ст. 275 УПК Украины. Однако другие авторы необоснованно утверждают, что обвинительный акт следователя "устанавливает рамки судебного рассмотрения дела", определяет "рамки будущего судебного процесса", "предмет и пределы разбирательства судом", "пределы судебного разбирательства", "объем и рамки предстоящего судебного разбирательства", "объем судебного разбирательства".

В литературе высказывалась точка зрения о том, что обвинительный акт "не определяет пределы исследования фактических обстоятельств дела на суде". Опровергая это мнение, С.П. Ефимичев справедливо отмечал, что такие пределы в любом случае устанавливает суд, который самостоятелен » принятии решений, и эти пределы могут быть как шире, так и уже установленных в итоговом обвинительном документе следователя.

Воспитательно-профилактическое значение обвинительного акта состоит в следующем:

    1. Оглашенный в судебном заседании в начале судебного следствия (ст. 297 УПК), он реально обеспечивает гласность судебного разбирательства, информирует всех присутствующих на суде граждан об установленной противоправной деятельности лица, опровергая различные слухи и домыслы вокруг происшедшего.

      Между тем, признавая взаимосвязь воспитательно-профилактического и юридического значения обвинительного акта, нельзя не отметить отрицательные стороны процедуры оглашения обвинительной) акта в начале судебного следствия. Эта процедура с позиции положений закона служит гарантией права подсудимого знать, в чем он обвиняется и на чем основано обвинение. На правильность такого вывода указывает конструкция ст. 298 УПК Украины, обязывающая председательствующего не только разъяснить сущность оглашенного обвинения, но и спросить обвиняемого, понятно ли ему обвинение.

      Как известно, законодатель, определяя, что судебное следствие начинается с чтения обвинительного акта следователя (ст. 297 УПК Украины), не установил, кто именно должен огласить этот процессуальный документ. На практике это обычно делает председательствующий, что, по сути, создает предпосылки как для возникновения обвинительного уклона в судебном разбирательстве по делу, так и для формирования мнении у присутствующих в суде граждан о выполнении органом правосудия несвойственной ему обвинительной функции. Это искажает и принижает социальную роль суда. Как справедливо заметил В.М. Савицкий, ".граждане, присутствующие в зале судебного заседания, нередко с удивлением воспринимают из уст судьи, который фактически не приступил к разбирательству дела, обвинительные сентенции, написанные следователем, не всегда даже понимая, кто автор оглашаемого текста. Допрос же подсудимого непосредственно после оглашения итогового обвинительного документа приобретает обвинительную окраску".

      По нашему мнению, основываясь на конституционном принципе состязательности сторон (п. 4 ст. 129 Основного Закона), целесообразно обязанность чтения вслух обвинительного акта следователя возложить на прокурора, поддерживающего, в соответствии с Конституцией Украины, государственное обвинение в суде (п. 1 ст. 121).

      Предполагается, что такая процедура открытия судебного следствия наиболее соответствует состязательности сторон обвинения и защиты в суде. Она способствует, с одной стороны, реализации их права на свободу в предоставлении суду своих доказательств, а с другой стороны, доказыванию веред судом их убедительности (п. 4 ст. 129 Основного Закона).

      Введение указанного новшества в реформируемое законодательство отлепит функцию обвинения от суда, возведет его в роль стороны, только контролирующей спор противоборствующих участников судебного разбирательства в связи с обвинением, по которому лицо предано суду.

      Рациональность высказанного автором предложения подтвердили и проведанные социологические исследования.

      96 процентов респондентов из числа указанных ранее участников уголовного процесса, отвечая на вопрос о необходимости возложения обязанности чтения обвинительного акта следователя я начале судебного следствия на прокурора, согласились с нашим мнением. Целесообразно подчеркнуть, что такую позицию поддержали 98 процентов опрошенных прокуроров и 100 процентов судей, непосредственно заинтересованных в разрешении указанной проблемы.

      Вместе с тем анализ судебной практики выявил еще один существенный недостаток, обусловленный действующей процедурой оглашения обвинительного акта следователя. Он связан с ее несоответствием принципам свободной оценки доказательств и непосредственности судебного разбирательства.

      Как уже отмечалось ранее, в обвинительном акте следователя сконцентрированы данные, подтверждающие предъявленное лицу обвинение и опровергающие его доводы, выдвинутые в спою защиту. Оглашение выводов следователя со ссылками на содержание многочисленных доказательств именно в самом начале судебного следствия, по сути, придает его результатам характер заранее достоверно установленных обстоятельств, определяющих рамки деятельности суда по установлению истины. Это создает впечатление предрешенности итогов и характера решений суда. Названное правовое предписание можно расценить как противоречащее указанию закона на то, что никакие доказательства для суда не имеют заранее установленной силы (ч. 2 ст. 67 УПК Украины).

      Е.Г. Мартынчик в этой связи обоснованно отмечал, что "...силу и значение доказательств по уголовному делу определяет суд по своему внутреннем) убеждению, не будучи связанным какими-либо формальными предписаниями, основываясь на материалистическом понимании действительности." Между тем из содержания ст.ст. 257 и 323 УПК. Украины следует два важных вывода. Во-первых, непременным условием использования любых, имеющих значение для дела доказательств является непосредственное исследование их в процессе судебного разбирательства. Во-вторых, суд обязан основывать свой приговор лишь на "...тех доказательствах, которые были рассмотрены в судебном заседании".

      Вопрос о соотношении пределов доказывания на досудебном и судебном следствии подробно рассмотрен в литературе. Все доказательства, которые имеют значение по делу, а потому указаны в обвинительном акте, а затем и в решении суда о предании обвиняемого суду, должны быть исследованы непосредственно в судебном заседании.

      Следовательно, суд должен формировать свой взгляд на сущность предъявленного следователем обвинения по доказательствам, непосредственно им рассмотренным, а не по изложенным в обвинительном акте. В юридической литературе справедливо указывается, что собранные в ходе досудебного следствия доказательства могут быть положены в основу выводов и решений суда по делу только после их проверки, всестороннего исследования и подтверждения в судебном заседании.

      Указанный вывод предопределяет необходимость установления такой процедуры оглашения обвинительного акта, которая бы исключала оглашение в начале судебного следствия описательной части документа, в которой, как известно, и излагаются собранные по делу доказательства (ч. 2 ст. 223 УПК Украины). Чтобы выяснить позицию подсудимого относительно предъявленного ему обвинения (ст. 298 УПК Украины), достаточно огласить резолютивную часть обвинительного акта следователя, в которой излагается формулировка обвинения (ч. 4 ст. 223 УПК Украины).

      Необходимость законодательной реализации сформулированного выше предложения может быть обоснована и целью "процессуальной экономии", т.е. экономного ведения судебного следствия.

      Действительно, как показывает анализ рассмотрения уголовных дел в судах, чтение вслух объемного обвинительного акта занимает порой многие часы, а то и дни. Например, чтение обвинительного заключения по уголовному делу в отношении членов организованной преступной группы, "контролировавшей" Центральный рынок г. Луганска, заняло два дня.

      Представляется, что обязанность суда непосредственно исследовать указанные в обвинительном акте доказательства при возможной реализации предложения автора вручать его копию заинтересованным участникам процесса сделает бесполезной действующую процедуру полного оглашения обвинительною акта. При ее изменении в указанном нами направлении права обвиняемого на защиту будут строго обеспечены.

      Указанные предложения, связанные с оглашением обвинительного акта в начале судебного следствия, нашли отражение в упомянутых Модельном Кодексе (ст. 383) и Проекте УПК Украины (ст. 319).

      Однако в них не учитывается, что оглашение обвинительного акта в том порядке, который предписан законом, не соответствует состязательным началам уголовного процесса. Этот порядок не обеспечивает равенства прав и, соответственно, процессуальных возможностей сторон обвинения и защиты при отстаивании своих интересов в уголовном судопроизводстве.

      Так, государственный обвинитель (прокурор) в ходе судебного заседании дважды высказывается по существу предъявленного подсудимому обвинения – сначала, когда оглашается обвинительный акт, и затем – в обвинительной речи (ч. 2 ст. 318 УПК Украины). В то же время защитнику предоставлено реализовывать такое право только один раз -в ходе судебных прений (ч. 2 ст. 318 УПК Украины).

      На наш взгляд, эго неравенство следует устранить путем наделения защитника правом не только предоставить суду свои письменные возражения по существу предъявленного подсудимому обвинения, но и огласить их в начале судебного следствия – вслед за оглашением обвинительного акта.

      С учетом указанных разработок предлагается следующее.

      Часть 1 ст. 297 УПК Украины необходимо изложите» в следующей редакции: "По окончании подготовительных действий председательствующий объявляет о начале судебного следствия. Судебное следствие начинается с оглашения прокурором резолютивной чисти обвинительного акта..." – и далее по тексту.

      Ввести в ст. 297 УПК Украины часть 2, изложив ее в такой редакции: "В случае предоставления суду защитником письменных возражений по существу предъявленного подсудимому обвинении ему предоставляется право огласить их содержание после оглашения обвинительного акта".

    2. Обвинительный акт следователя непосредственно оказывает нравственно-воспитательное воздействие на участников процесса и присутствующих в зале судебного заседания граждан, пропагандируя уважение к закону, осуждение преступлений и лиц, их совершивших.
    3. Укрепляет и повышает авторитет правоохранительных органов, демонстрируя гражданам успешную деятельность по раскрытию и расследованию преступлений.
    4. Наглядно показывает населению государства действие принципа неотвратимости наказания за совершение преступления, чем предостерегает и удерживает неустойчивых лиц от совершения противоправных действий.
    5. Преподает гражданам на суде урок общественной нравственности, способствует распространению правильных нравственных представлений о сути преступления, о моральном осуждении лиц, его совершивших.
    6. Воспитывает у следователей чувство ответственности за законность и обоснованность предъявленного обвинения, за всестороннее, поднос и объективное исследование всех установленных по делу обстоятельств.
    7. Убеждает подсудимого в обоснованности предъявленного ему обвинения, способствует осознанию им своей вины.
      1. Форма и содержание обвинительного акта позволяет следователю своевременно выявить недостатки проведенной им работы по делу и принять меры к их устранению еще при составлении обвинительного документа.
      2. Все материалы, уголовного дела проанализированы и приведены в определенную систему, что помогает пользоваться ими сторонам защиты и обвинения, суду и другим участникам процесса.
      3. Наличие ссылок на листы дела позволяет участникам процесса легко проверить правильность и объективность составления итогового документа, ссылаться на те или иные доказательства в ходе судебного разбирательства.
      4. Приложенные к обвинительному акту справки (ст. 224 УПК Украины) облегчают работу суду в процессе рассмотрения вопросов, необходимых для вынесения приговора.

Организационно-техническое значение обвинительного акта:

Обвинительный акт, являясь процессуальным актом досудебного следствия, соответственно, должен отвечать и предъявляемым к нему требованиям.

В юридической литературе вопрос о требованиях, предъявляемых к процессуальным актам органов досудебного расследования, освещен достаточно подробно.

Обобщение высказанных в литературе суждений по этому вопросу позволяет говорить о следующих требованиях, предъявляемых к обвинительному акту следователя.

Обвинительный акт должен быть законным и обоснованным.

Законным обвинительный акт будет тогда, когда документ составлен в строгом соответствии с нормами материального и процессуального нрава, определяющими его форму и содержание. Это означает, что обвинительный акт предусмотрен уголовно-процессуальным законом (ст. 223 УПК Украины), составлен компетентным субъектом – следователем (ч. 1 ст. 223 УПК Украины), его осуществлению предшествовало выполнение необходимых условий и требований закона об окончании досудебного следствия (ст.ст. 217-222 УПК Украины), при квалификации деяния обвиняемого правильно применен материальный закон (ч. 4 ст. 223 УПК Украины), он облечен в установленную законом процессуальную форму и содержит все необходимые реквизиты (ст.ст. 223 и 224 УПК Украины).

Анализ практики свидетельствует о том, что обвинительные акты следователей органов внутренних дел не соответствуют требованиям закона, предписывающего прилагать к обвинительному акту справки о движении дела, о применении меры пресечения, о вещественных доказательствах, гражданском иске и др. (пп. 2-4 ст. 224 УПК Украины). 96 процентов из изученных нами обвинительных актов содержали один и тот же недостаток – ко всем из них прилагался один обобщающий документ, содержащий указанную выше информацию.

В теории уголовного процесса господствует мнение о том, что обоснованность решения так или иначе связана с соответствием изложенных в нем выводов о фактических обстоятельствах дела доказательствам, имеющимся в деле.

С этой позиции: обвинительный акт будет обоснованным, когда, во-первых, в нем изложены факты, подтвержденные доказательствами, удовлетворяющими требования закона об их относимости и допустимости, а во-вторых, содержит исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных фактов. Для составления обвинительного акта следователь должен располагать необходимой и достаточной информацией для обоснования вывода о виновности лица в совершении преступления и о направлении уголовного дела в суд.

Обоснованными должны быть все утверждения следователя, содержащиеся как в описательной, так и резолютивной частях обвинительного акта, При этом формулировка обвинения резолютивной части должна вытекать из обстоятельств, признанных установленными ч описательной части обвинительною акта.

Между тем 12 процентов обвинительных актов, изученных нами, не соответствуют в этом плане требованию обоснованности. Более того, часть из них (5 процентов) содержит юридическую формулировку обвинения, прямо противоречащую обстоятельствам, изложенным в описательной части обвинительного акта.

Законность и обоснованность обвинительного акта – тесно связанные между собой, "взаимопроникающие" понятия. Не может считаться законным обвинительный акт, хотя и составленный с соблюдением требований процессуальной формы, но содержащий выводы, основанные на предположениях, догадках или отвлеченных умозаключениях следователя. Такие нарушения были допущены в 7 процентах от всех исследованных нами обвинительных заключений.

Из указанных требований вытекает мотивированность обвинительного акта, т.е. приведение всей совокупности доводов и аргументов в систему, подтверждающую правильность выводов следователя о виновности лица и направлении уголовного дела в суд.

Представляется, что законодатель, учитывая особенности процесса познания в уголовном судопроизводстве "...как процесса нарастания знания, перехода от вероятных, предположительных знаний к истинным, достоверным", вполне закономерно требует от обвинительного акта не только описания установленных обстоятельств, но и их объяснения (ч. 2 ст. 223 УПК Украины). Это означает, что следователь должен не только анализировать доказательства, но и приводить в обвинительном акте фактическую, логическую и правовую аргументацию, обосновывающую его решение? Изучения следственной практики показало, что в целом следователи достаточно убедительно мотивируют важнейший процессуальный акт досудебного следствия. Вместе с тем плохо мотивировались или не мотивировались вообще 6 процентов всех изученных нами обвинительных актов.

Своевременность как требование, предъявляемое к обвинительному акту, на наш взгляд, прямо вытекает из ч. 1 ст. 114 УПК Украины, в соответствии с которой следователь несет полную ответственность за законность и своевременность принимаемых решений о направлении расследования по делу.

Нам представляется, что смысл и существо данного требования должно означать не только составление обвинительного акта в кратчайшие сроки после выполнения требований ст.ст. 217-222 УПК Украины, но и немедленное его направление имеете с уголовным делом в суд. Только таким образом следователь обеспечит реализацию принципа оперативности досудебного производства. Выполнение задачи уголовного судопроизводства, связанной с быстрым раскрытием преступления (ст. 2 УПК Украины), исключает неоправданную трату Времени, медлительность и волокиту с составлением обвинительного акта при окончании досудебного следствия.

Однако изучение практики досудебного следствия показало, что следователи при составлении обвинительных актов в каждом четвертом случае допускают неоправданное затягивание направления дела прокурору до двух суток и более (ст. 225 УПК Украины).

Справедливость как характерное качество обвинительного акта обусловлено проявлением в уголовном судопроизводстве принципа социальной справедливости. Идеи этого принципа реализованы в таких конституционных основах, как осуществление правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом, соблюдение конституционных прав и свобод граждан, обеспечение обвиняемому права на защиту, презумпция невиновности (сует. 21-24, 29, 59 и 62 Основного Законы) а др. Зафиксированная посредством правовых норм социальная справедливость – признанный и защищаемый государством масштаб соизмерения противоправных действий людей1 и воздаяния за них.

Поскольку в обвинительном акте следователь от имени государства дает правовую и моральную оценку преступлению и лицу, его совершившему, то принятое им решение о направлении уголовного дела в суд должно соизмеряться с масштабом социальной справедливости. На наш взгляд, применительно к обвинительному акту социальная справедливость как регулятор общественных отношений в уголовном судопроизводстве выражает его социально-политическую, правовую и нравственную оценку.

"Справедливость характеристики системы отношений общества к личности, личности к обществу проявляется и в задаче, и в правилах судопроизводства, и в частности, в требованиях к выносимым решениям и гарантиям их законности и обоснованности". Следовательно, справедливый обвинительный акт по любому уголовному делу обеспечивается наличием справедливою закона и объективной оценкой конкретных обстоятельств.

Таким образом, применительно к обвинительному акту несправедливость может проявляться в неправомерности решения следователя направить уголовное дело в суд.

К обвинительному акту применимы требования всесторонности, полноты и объективности (ст. 22 УПК Украины), которые относятся как к его содержательной, так и документальной стороне.

Всесторонность определяется как требование о необходимости исчерпывающего выяснения всех обстоятельств, имеющих значение дня правильного разрешения дела с учетом всех возможных в сложившихся условиях версий. Она предполагает исследование в итоговом документе всех обстоятельств по делу как уличающих, так и оправдывающих обвиняемых, а также отягчающих и смягчающих их ответственность. Обязательным условием всесторонности обвинительного акта является исследование всех версий, вытекающих из обстоятельств дела, относительно способа преступления, лица, его совершившего, мотивов преступной деятельности и др., а также из объяснений обвиняемого, данных им в свое оправдание. Как справедливо указывается в литературе, с этой позиции недопустимы никакие "подтасовки" доказательств, искусственная группировка материалов по одной версии. Следователь должен исследовать всю систему доказательств.

Полнота и объективность обвинительного акта означает не только глубину проникновения в исследование без предубеждения беспристрастности всех обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу (ст. 64 УПК), и приведение доказательств, подтверждающих их. Она означает и строгое соблюдение структуры документа, каждая часть которой должна содержать обязательные группы элементов (реквизитов).

Однако, как показывает анализ следственной практики, требования полноты и объективности обвинительного акта выполняют далеко ж: все следователи. Так, например, 26 процентов из всех изученных нами обвинительных заключений не содержали ссылок на доказательства, отягчающих или смягчающих ответственность обвиняемого.

Правовая сфера профессиональной деятельности следователя обуславливает ряд требований, предъявляемых к языку и стилю обвинительного акта.

А.К. Панфилов, определяя понятие стиля языка, отмечал, что он "...есть его функциональная разновидность, которая характеризуется специфическим словарем, фразеологией, особыми грамматическими формами и конструкциями".

В теории уголовного процесса исследованию проблем правильного использования средств языка при составлении обвинительного акт посвящены специальные работы, подготовленные как юристами, так и филологами – специалистами в области деловой документации. Они однозначно относят обвинительный акт к официально-деловому стилю, который и определяет его языковую специфику.

Обобщение высказанных в литературе мнений относительно требований, предъявляемых, к языку и стилю обвинительного акта, позволяет нам отнести к указанной группе требований определенность, грамотность, логичность, высокую культуру оформления обвинительного акта следователя? Нам представляется, что с позиции содержания этих требований каждому следователю необходимо помнить: обвинительный акт – юридический документ, публично оглашаемый в ходе судебного разбирательства Законы стилистики предписывают обвинительному акту быть строгим, точным, деловым. Хотя для его текста и характерно широкое употребление юридической терминологии, в нем все-таки преобладают слова книжные и нейтральные. Грамматическая, языковая, юридическая правильность и точность построения фраз; логичность, стройность и последовательность расположения фактического материала; простой и вместе с тем понятный язык – требования, которые должен соблюдать следователь при написании обвинительного акта. Совершенно недопустим обвинительный акт, написанный неряшливо, запутанно, с грамматическими и стилистическими ошибками, перегруженный юридическими и специальными оборотами, двусмысленными фразами.

Более того, исследование практики показало, что во всех без исключения изученных обвинительных актах следователи используют тавтологические обороты "по уголовному делу..., по обвинению...", "дело выделено в отдельное производство", "их вина доказана следующими доказательствами" и т.п., тем самым допуская ошибки в сочетании слов. К сожалению, подобного рода нарушения языковых правил при составлении обвинительною акта имеют место и со стороны процессуалистов, занимающихся проблемами разработки примерных образцов актов досудебного расследования.

В литературе обоснованно отмечается, что в профессиональной речевой практике следователь не должен пользоваться разговорным языком, не приспособленным к четкому обозначению и ясной квалификации тех или иных действий, процессов, поступков и т.д., и тем более, уродовать язык обвинительного акта грубым народным говором или жаргонными выражениями.

Игнорируя услуги юридического языка, обладающего достаточным количеством разнообразных выразительных средств, некоторые следователи используют в тексте обвинительных актов вульгарные фразы и непристойные выражения, с помощью которых они описывают действия обвиняемых. Например, по делам о хулиганстве это отмечается в 14 процентах изученных обвинительных актов. Такие процессуальные документы снижают уровень культуры следствия и его воспитательное значение, подрывают авторитет органов досудебного расследования. Не случайно Пленум Верховного Суда Украины рекомендует судам возвращать прокурору из стадии придания суду те уголовные дела, обвинительные заключения по которым "...составлены с недопустимой натурализацией описания преступных действий, исключающей возможность их публичного оглашения".

Некоторые авторы справедливо отмечают, что не следует "...расцвечивать данный документ фразами-лозунгами, нравоучениями, критикой очевидных аморальных поступков обвиняемых". Наивным и неуместным штампом абсолютного большинства постановлений о привлечении в качестве обвиняемого и, соответственно, обвинительных актов (78 процентов от общего количества изученных) стало такое, касающееся ранее судимых обвиняемых выражение: "Не встав на путь исправления и не сделав для себя должных выводов, ...вновь совершил преступление". Представляется, что такого рода ошибки, связанные с неправильным употреблением слов и соответствии с их смыслом, семантикой, вряд ли украсят любой документ.

Таким образом, по нашему мнению, обвинительный акт – процессуальный документ, я котором следователь в пределах своей компетенции и в предусмотренном законом порядке формулирует итоговое решение о виновности лица и направлении уголовного дела в суд с целью привлечения обвиняемого к уголовной ответственности, вытекающее из установленных им обстоятельств дела и предписаний закона.

Постановление Пленум Верховного Суда Украины "О выполнении судами Украины законодательства и постановлении Пленумов Верховного Суда Украины по вопросам судебного разбирательства уголовных дел и постановлен ил приговора" от 29 нюня 1990 года №5 с изм., внесенными постановлениями от 3 июня 1993 гола и 3 декабря 1997 года.

Источник – глава из монографии:

Гришин Ю.А. Окончание досудебного следствия с составлением обвинительного заключения: проблемы и пути реформирования: , Монография. – Луганск: РИО ЛИВД, 1999. – 252 с.

Реклама
Задачи по экономике с решениями
Статьи по экономике