Квалифицирующие признаки легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем

Как правило, преступные формирования создаются с целью извлечения прибыли. Соответственно, доходы, которые образуются вследствие совершения преступлений, криминалитет стремится отмыть. Такого рода услуги могут предоставить лица, специализирующиеся на совершении отмывания преступных доходов. Для этого привлекаются служащие кредитно-финансовых учреждений, нотариусы, юристы и иные лица, могущие оказать посильную помощь в сокрытии "грязных" денег от органов финансовой разведки.

Как верно отмечается в Типовом законодательстве об отмывании денег и финансировании терроризма, подготовленном Управлением Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности совместно с Международным валютным фондом (2003 г.), отмывание денег является одним из основных аспектов любой преступной деятельности, приносящей доход, и неизбежным следствием организованной преступности. Деятельность преступных организаций, направленная, в силу их характера, на накопление незаконных доходов, вызывает необходимость отмывания этих доходов в соответствующем объеме, коль скоро такая деятельность осуществляется небольшой группой лиц и сосредоточена в ее руках. Колоссальные суммы наличных средств, образующихся в результате некоторых видов преступной деятельности, таких как незаконный оборот наркотиков, оставляют следы, скрыть которые значительно сложнее, чем следы самих преступлений.

Поэтому в п. b ст. 5.2.6 (отягчающие обстоятельства при отмывании денег) данный документ рекомендует государствам в национальных законодательствах увеличить меры наказания за отмывание преступных доходов, совершающееся в рамках деятельности организованной преступной группы.

Взаимосвязь между отмыванием преступных доходов и деятельностью, осуществляемой преступными формированиями, отмечается в иных международно-правовых документах. В преамбуле Конвенции Организации Объединенных Наций о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 года, являющейся первым международно-правовым документом в данной сфере, выражено признание государствами того, что незаконный оборот наркотиков и другие связанные с ним формы организованной преступности подрывают законную экономику и создают угрозу для стабильности, безопасности и суверенитета государств.

Учитывая степень общественной опасности легализации преступных доходов, совершенной группой лиц, законодатель Украины предусмотрел в ст. 209 УК Украины такой квалифицирующий признак, как совершение преступления по предварительному сговору, и особо квалифицирующий признак – совершение преступления организованной группой. Кроме того, ч. 2 ст. 306 УК Украины установлен такой квалифицирующий признак, как совершение преступления по предварительному сговору.

Для характеристики соучастия по предварительному сговору группой лиц (простая форма) следует выделить его объективные и субъективные признаки. К объективным признакам относятся количественный (множественность субъектов) и качественный (совместность их деятельности) критерии.

Признак множественности субъектов закреплен в ст. 26 УК Украины, где указано, что соучастием признается "участие нескольких субъектов преступления в совершении умышленного преступления". Под субъектами преступления необходимо понимать физических лиц, признаки которых раскрываются в ст. 22 (возраст, с которого может наступать уголовная ответственность) и ст. 19 (вменяемость) УК Украины. Таким образом, группу должны образовывать лица, обладающие признаками субъекта преступления, то есть вменяемые и достигшие к моменту совершения преступления возраста уголовной ответственности.

Содержание совместного участия лиц в совершении легализации преступных доходов заключается во взаимообусловленности деяний нескольких субъектов преступления. Действие каждого соучастника является составной частью общей деятельности, направленной на выполнение объективной стороны совместного преступления. Своими деяниями отмыватели дополняют друг друга для совершения единого преступления. Кроме того, наличие причинной связи между деяниями соучастников легализации является необходимым условием совместности. Поскольку объективная сторона отмывания преступных доходов выражается в общественно опасном деянии, причинная связь устанавливается между деянием соучастника и деянием исполнителя.

По времени действия соучастников должны предшествовать выполнению объективной стороны отмывания преступных доходов. Такой важный элемент рассматриваемой формы соучастия, как "заранее", указывает на то, что предварительное соглашение достигается до момента выполнения объективной стороны преступления. Следовательно, если договоренность произойдет в процессе совершения деяний, перечисленных ч. 1 ст. 209 УК Украины, то отмывание нельзя будет считать совершенным предварительно. В связи с этим рассматриваемый квалифицирующий признак не может вменяться в вину участникам преступления, а совершение преступления группой лиц необходимо рассматривать как обстоятельство, отягчающее наказание (п. 2 ч. 1 ст. 67 УК Украины). В данном случае каждый из виновных понесет ответственность по ч. 1, а не по ч. 2 ст. 209 УК Украины.

Таким образом, соучастие по предварительному сговору в преступлении, предусмотренном ст. 209 УК Украины, характеризуется совместным совершением деяний, указанных в части первой данной статьи, двумя или более лицами, обладающими дееспособностью. При этом действие каждого из соучастников представляет собой звено в общей преступной деятельности, направленной на совместную легализацию преступных доходов.

Субъективные признаки соучастия по предварительному соглашению выражаются в умышленной форме вины. Данное положение вытекает из содержания ст. 26 УК Украины, где говорится, что "соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие …".

Интеллектуальный момент умысла при соучастии в отмывании характеризуется взаимной осведомленностью, заключающейся в том, что каждый из соучастников осознает весь объем предполагаемых действий, направленных на выполнение объективной стороны легализации имущества, приобретенного преступным путем. Невыполнение какой-либо части этих действий не даст возможности другим соучастникам осуществить задуманное либо значительно затруднит задачу. Таким образом, участники преступной группы должны осознавать общественную опасность не только совершенного ими лично, но и характер действий других лиц. Если один из субъектов совершения финансовой операции или сделки не осведомлен о преступном характере происхождения имущества, то он не является соучастником отмывания преступных доходов.

Для волевого момента умысла при соучастии в отмывании характерно взаимное желание участвовать в совершении преступления для реализации поставленной цели. Причем совместные действия должны быть согласованы в рамках этой цели. Осознание общей цели, для достижения которой создается преступная группа, предполагает наличие лишь прямого умысла у ее членов. В ходе осуществления деяний, образующих объективную сторону легализации преступных доходов, не имеет значения, какую функцию выполнял каждый из участников группы. Главное, чтобы их действия находились в обусловливающей связи с действиями других соучастников.

В ч. 1 ст. 28 УК Украины сказано, что "преступление признается совершенным группой лиц, если его совместно совершили несколько исполнителей …". Применительно к соучастию по предварительному сговору группы лиц нет указания на разновидность соучастников. Согласно ч. 2 ст. 28 УК Украины преступление признается совершенным по предварительному сговору группой лиц, "если его совместно совершили несколько лиц, которые заранее, то есть до начала преступления, договорились о совместном его совершении".

Отсюда возникает вопрос: могут ли образовывать группу по предварительному сговору действия нескольких исполнителей, отмывающих преступные доходы?

Среди ученых нет единого мнения о данной разновидности соучастия. Так, существует два подхода к пониманию субъектов простой формы соучастия. Первый заключается в том, что группу по предварительному сговору могут образовывать два или более соучастника разного вида. Второй заключается в том, что для простой формы соучастия характерно наличие двух исполнителей (соисполнителей). Вместе с тем, по мнению С.Д. Шапченко, признание преступления, которое совершено по предварительному сговору группой лиц, только тогда, когда в нем принимали участие хотя бы два соисполнителя, является доминирующим в правоприменительной практики и теории уголовного права Украины.

Исходя из содержания ч. 2 ст. 38 (совершение преступления группой лиц или преступным сообществом) Модельного УК для государств – участников Содружества Независимых Государств преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали исполнители, заранее договорившиеся о совместном его совершении. Следовательно, Модельный УК для государств – участников Содружества Независимых Государств предварительную деятельность двух исполнителей (соисполнителей) рассматривает как простую форму соучастия.

В судебной практике Украины сложилось понимание простой формы соучастия. Так, согласно п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Украины от 15 апреля 2005 года № 5 "О практике применения судами законодательства об уголовной ответственности за легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем" по признаку совершения этого преступления по предварительному сговору группой лиц должно квалифицироваться деяние, когда в нем принимали участие в качестве соисполнителей два или более лица, которые до совершения деяния договорились легализировать (отмыть) доходы, полученные вследствие совершения предикатного деяния. Для наличия этого квалифицирующего признака не обязательно, чтобы все лица совершали одни и те же (тождественные) действия, предусмотренные ст. 209 УК. Указанный признак будет присутствовать и в том случае, когда одно лицо совершает одни альтернативно предусмотренные ч. 1 ст. 209 УК действия, а другое – иные.

В данном постановлении Пленума Верховного Суда Украины разъясняется, как квалифицировать деяния участников группы по предварительному сговору в которой принимали участие соисполнители. Так, для признания лица соисполнителем будет достаточно, если он "прикоснулся" к объективной стороне легализации преступных доходов, то есть принимал непосредственное участие в совершении любого из деяний, перечисленных в ст. 209 УК Украины, поскольку не обязательно, чтобы каждый участник выполнял все действия, указанные в ее диспозиции.

Деяния организатора, пособника и подстрекателя, участвующих в отмывании преступных доходов, следует квалифицировать по соответствующей части ст. 209 УК Украины со ссылкой на чч. 3, 4 или 5 ст. 27 УК Украины. Если перечисленные субъекты дополнительно принимали участие в выполнении объективной стороны отмывания в качестве исполнителя (соисполнителя), ссылка на ст. 27 УК Украины не требуется.

Такой подход к квалификации деяний, совершенных при простой форме соучастия, отмечен в п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда Украины от 15 апреля 2005 года № 5 "О практике применения судами законодательства об уголовной ответственности за легализацию (отмывание) доходов, полученных преступным путем".

Для квалификации отмывания доходов, добытых преступным путем, как совершенного организованной группой необходимо опираться на признаки, перечисленные в ч. 3 ст. 28 УК Украины. В соответствии с данной правовой нормой преступление признается совершенным организованной группой, если "в его приготовлении или совершении принимали участие несколько лиц (три или больше), которые предварительно сорганизовались в стойкое объединение для совершения этого или иных (иного) преступлений, объединенных единым планом с распределением функций участников группы, направленных на достижение этого плана, известного всем участникам группы".

Как следует из содержания ч. 3 ст. 28 УК Украины, организованную группу могут образовать лица, ограничившие свои деяния отведенной им ролью без обязательного непосредственного участия в выполнении объективной стороны преступления.

Такое понимание организованной группы отмечено в Постановлении Пленума Верховного Суда Украины от 23 декабря 2005 года № 13 "О практике рассмотрения судами уголовных дел о преступлениях, совершенных устойчивыми преступными объединениями". Согласно п. 14 данного постановления субъектом преступления, совершенного организованной группой, может признаваться только лицо, которое является участником такого объединения, причем не только то, которое было одним из исполнителей преступления, но и то, которое его готовило. Поэтому в случаях, когда деятельность организованной группы была прекращена на стадии приготовления к преступлению или эта группа осуществила приготовления, а деяния, которые образуют объективную сторону состава преступления, были выполнены не всеми, а одним или двумя ее участниками, судам следует квалифицировать преступление как совершенное организованной группой.

Одним из важных признаков, позволяющих отграничить организованную группу от простой формы соучастия, является устойчивость. Этот признак характеризуется наличием длительной подготовки к совершению преступления, прочностью постоянных преступных связей между участниками преступного объединения, а также использованием специфических методов деятельности. Деятельность всей организованной группы зависит от руководящего центра и сосредоточивается на нем. При отсутствии такого звена преступное объединение прекращает свое функционирование.

Решающая роль в организованной группе, занимающейся отмыванием преступных доходов, принадлежит лицу, обеспечивающему связь всех участников, а также согласование их действий. Члены организованной группы одновременно могут являться исполнителями преступления и содействовать в совершении отмывания непосредственным исполнителям, не выполняя объективную сторону данного преступления.

Такое понимание устойчивости соответствует положению п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Украины от 23 декабря 2005 года № 13 "О практике рассмотрения судами уголовных дел о преступлениях, совершенных устойчивыми преступными объединениями", в соответствии с которым устойчивость организованной группы состоит в ее способности обеспечить стабильность и безопасность своего функционирования, то есть эффективно противодействовать дезорганизующим факторам, как внутренним, так и внешним. На способность объединения противодействовать внутренним дезорганизующим факторам указывают такие признаки: стабильный состав, тесные связи между ее участниками, их централизованное подчинение, единые для всех правила поведения, а также наличие плана преступной деятельности и четкое распределение функций участников для их достижения.

Одна из особенностей организованной группы заключается в том, что ее члены должны заранее договориться о совершении одного или несколько преступлений. Предварительная согласованность действий предполагает, что между участниками организованной группы достигается субъективная и объективная общность направленности совместной деятельности, которая, как правило, возникает после неоднократного совершения преступлений. В случае когда совершению одного преступления предшествует длительная подготовка, не исключена также возможность образования организованной группы.

В отличие от простой формы соучастия члены организованной группы, принимавшие участие в совершении отмывания преступных доходов, несут ответственность по ч. 3 ст. 209 УК без ссылки на соответствующую часть ст. 27 УК независимо от того, какую роль они при этом выполняли.

Частью 2 ст. 209 УК Украины установлен квалифицирующий признак – повторность. В соответствии с ч. 1 ст. 32 (повторность преступлений) УК Украины под повторностью понимается "совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной и той же статьей или частью статьи Особенной части настоящего Кодекса". Совершение двух и более преступлений, предусмотренных разными статьями уголовного закона, признается повторным, согласно ч. 3 ст. 32 УК Украины, лишь в случаях, определенных Особенной частью УК. Данная разновидность института множественности возникает при наличии двух признаков – количественного и качественного. Количественный признак означает, что лицо совершает в разное время два или более самостоятельных единичных преступления. Для качественного признака характерно повторное совершение субъектом ряда тождественных, однородных или разнородных преступлений.

Одна из особенностей уголовного законодательства Украины состоит в том, что ответственность за отмывание преступных доходов предусмотрена в двух уголовно-правовых нормах, отличающихся предметом преступления, – ст. 209 УК Украины и ст. 306 УК Украины. Такой квалифицирующий признак преступления, как повторность, указанный в ч. 2 ст. 209 и ч. 2 ст. 306 УК Украины, имеет место лишь в случае совершения субъектом двух или более тождественных преступлений.

Следовательно, отмывание преступных доходов будет квалифицировано в соответствии с ч. 2 ст. 209 УК Украины по признаку повторности, если отмыватель совершил любое из деяний, перечисленных в ч. 1 ст. 209 УК Украины. Если данному преступлению предшествовала легализация доходов, добытых от незаконного оборота наркотических средств, их аналогов или прекурсоров, то признак повторности не может быть учтен при квалификации. Это обусловлено тем, что отмывание средств, добытых от незаконного оборота наркотиков, и отмывание доходов, полученных от иного вида преступной деятельности, однородны, поскольку ответственность за них законодателем установлена разными уголовно-правовыми нормами. Однородность таких преступлений заключается в том, что они имеют сходные непосредственные объекты, совершаются с одинаковой формой вины и по сходным мотивам с прямым умыслом.

Поэтому вряд ли можно согласиться с Т.В. Молчановой, В.А. Некрасовым, С.И. Корсуном и Г.А. Усатым, утверждающими, что повторной необходимо признавать легализацию преступных доходов, если лицо ранее совершило одно из альтернативных деяний, каждое из которых образует объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 209 УК Украины или ч. 1 ст. 306 УК Украины. Деяния отмывателя могут быть квалифицированы по признаку повторности при совершении одного из этих деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 209 УК. Важно, чтобы они не были охвачены единым умыслом виновного.

Если, скажем, субъект осуществляет финансовую операцию с доходами, полученными преступным путем, а потом заключает соглашение, предметом которого выступают данные доходы, то такие действия образуют сложное единичное преступление, состоящее из двух альтернативных деяний, при условии, что виновный действовал с единым умыслом.

Так, не будут образовывать повторность случаи, когда субъект для облегчения отмывания разбивает крупную сумму "грязных" денег на мелкие части и совершает с ними ряд финансовых операций. Такие деяния субъекта будут образовывать продолжаемое преступление, поскольку они складываются из ряда тождественных преступных актов.

Специфика продолжаемого преступления состоит в том, что совершенные деяния отделены друг от друга относительно небольшим промежутком времени. С субъективной стороны данная разновидность усложненного единичного преступления характеризуется наличием одной формы вины и единой цели преступной деятельности. В связи с этим приведенные деяния рассматриваются как одно единое преступление.

В юридической литературе встречаются предложения рассматривать отмывание как совершенное повторно, если ему предшествовало приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем. Так, по мнению А.А. Ганихина, к неоднократным (повторным – прим. А.Б.) преступлениям по отношению к легализации (отмыванию) преступных доходов совершенно оправданно относится такое преступление, как приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем. Это обусловлено тем, как считает автор, что данные преступления обладают изначальным внутренним сходством и совпадают по многим существенным признакам.

Однако вряд ли можно согласиться с подобным подходом, поскольку юридическая природа данных преступлений различна.

Частью 2 ст. 209 УК Украины предусмотрен такой квалифицирующий признак преступления, как крупный размер, а ч. 3 ст. 209 УК Украины установлен особо квалифицирующий признак – особо крупный размер. Понятие перечисленных признаков раскрывается в примечаниях к ст. 209 УК Украины.

Для определения крупного и особо крупного размера легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, законодатель использует количественный критерий. В пп. 2 и 3 примечания к ст. 209 УК Украины нормативно закреплена сумма крупного и особо крупного размеров отмывания преступных доходов. Так, согласно п. 2 примечания к ст. 209 УК Украины легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем, признается совершенной в крупном размере, если предметом преступления были средства или иное имущество на сумму, которая превышает шесть тысяч не облагаемых налогом минимумов доходов граждан. В соответствии с п. 3 примечания к ст. 209 УК Украины легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем, признается совершенной в особо крупном размере, если предметом преступления были денежные средства или иное имущество на сумму, которая превышает восемнадцать тысяч не облагаемых налогом минимумов доходов граждан.

Следует отметить, что и в ч. 2 ст. 306 УК Украины предусмотрен как квалифицирующий признак преступления крупный размер. Согласно примечанию к ст. 306 УК Украины под крупным размером следует понимать средства, сумма которых составляет двести и больше не облагаемых налогом минимумов доходов граждан.

Для определения размеров и стоимости доходов, добытых преступным путем, следует использовать положения Закона Украины от 22 мая 2003 года № 889-IV "О налоге с доходов физических лиц".

Источник: глава из монографии

Беницкий А.С., Розовский Б.Г., Якимов О.Ю. Ответственность за легализацию преступно приобретенных доходов в уголовном законодательстве Украины и Российской Федерации: Монография / МВД Украины, Ин-т экон.-пр. исл. НАН Украины, Луган. гос. ун-т внутр. дел им. Э.А. Дидоренко, Восточноукр. нац. ун-т им. В. Даля. – Луганск: РИО ЛГУВД им. Э.А. Дидоренко, 2008. – 496 с. – Библиогр.: С. 463-492.

Реклама
Задачи по экономике с решениями
Статьи по экономике