Деятельность по расследованию преступлений как информационно-управленческий процесс общения следователя с участниками уголовного процесса

Деятельность по расследованию преступлений допустимо относить к информационно-познавательному процессу профессионального общения следователя с участниками уголовного процесса. Профессиональное общение, с одной стороны, выступает в качестве организационного начала любого расследования преступлений и, с другой - в качестве средства (метода) получения информации от людей в ходе вербальных следственных действий (допрос, очная ставка, предъявление для опознания).

Расследуя преступления, следователь в установленных процессуальных формах познает явления и объекты материального мира, связанные с событием преступления. Это исследование осуществляется путем оперирования информацией, получаемой из различных источников (носителей), отразивших событие преступления как процесс взаимодействия и следообразования.

Для собирания информации о преступлении следователь, кроме правовых, использует знания, трансформирующие достижения естественных и технических наук, психологии, логики, кибернетики, науки управления и опыт передовой практики, а также методы, приемы и технические средства, разработанные наукой криминалистикой. С этих позиции расследование преступлений представляет собой исследовательскую, познавательную деятельность, характеризующуюся общими закономерностями познания.

Специфическим процессом познания является доказывание по уголовным делам, объединяющее собственно познавательную и удостоверителъную деятельность. В качестве одной из его особенностей можно выделить информационно-управленческий характер общения следователя.

С позиции науки управления содержание процесса расследования преступлений заключается в целенаправленном, сознательном воздействии субъекта управления на объект (объекты) для приведения его в определенное состояние, отвечающее целям управления, придания ему нужных свойств, нужного направления развития.

Получение информации субъектами управляющей подсистемы общения на досудебном следствии, ее последующая обработка, принятие на этой основе решения и передача его объектам управляемой подсистемы - таков механизм управления в процессе расследования преступления.

Такое управление осуществляется или путем директивного, преимущественно прямого воздействия на поведение участников расследования посредством законов, приказов, норм, инструкций и т.д., или опосредованно, главным образом через стимулирование. Воздействие на субъектов уголовного процесса чаще всего оказывается директивным путем, хотя нередко применяется и метод стимулирования, рычагами (инструментами) которого являются: материальное поощрение, материальная заинтересованность, моральное поощрение, одобрение того или иного действия, поступка и т.п.

Таким образом, управление общением на досудебном следствии представляет собой регулируемый социально-психологический процесс, в ходе которого осуществляется воздействие на личность участников расследования, вносятся коррективы в ее духовный мир, а также в социально-психологический механизм индивидуального поведения.

Последнее особенно важно в контексте управленческого воздействия следователя.

Вместе с тем, изучение практики и системно' функциональный анализ управленческого аспекта деятельности следователя по расследованию преступлений позволяют сделать вывод о том, что существующие организационные формы производства досудебного следствия не позволяют в полной мере, до конца, последовательно реализовать рекомендации, разработанные науками управления и информатики.

В настоящее время единый по своей информационно-познавательной сущности процесс расследования преступлений искусственно делится на два относительно самостоятельных вида деятельности. Субъектами первого вида деятельности являются работники служб уголовного розыска и БЭП. Их основная стратегическая линия состоит в выявлении признаков преступления и установлении лиц, причастных к его совершению (ст. 103 УПК). Эта деятельность многоаспектна. Она осуществляется как процессуальными, так и оперативно-розыскными средствами, и ее нельзя сводить только к решению задач, указанных в ст. 97 УПК.

Второй вид деятельности ориентирован на обеспечение доказывания. Он осуществляется следователем в рамках досудебного расследования.

На практике сложился своеобразный "штамп" соотношения познавательных сторон этих двух видов деятельности: оперативный работник обнаруживает (и сохраняет) источник информации о преступлении и "указывает" его следователю, а последний, исследуя его процессуальными средствами, решает задачи уголовного процесса путем производства следственных действий, формирует систему доказательств.

По мнению ряда ученых, такой подход вступает в противоречие с декларируемыми свободами человека в обществе и тенденциями построения правового государства.

В юридической литературе высказываются точки зрения о том, что если расследование преступлений - это информационно-управленческий процесс получения и оперирования информацией, то очевидно, что следователь должен включаться в него с возможно более раннего момента - обнаружения носителей и источников информации, начиная с которого вся работа, направленная на раскрытие преступления, должна вестись под непосредственным руководством следователя. При этом предполагается освободить орган дознания от работы по систематизации, оценке и принятию решений по исходной информации, переадресовав его следователю (имеется в виду этап доследственной проверки и принятия процессуально обоснованного решения). А за оперативными работниками милиции оставить функции выявления и фиксации источников информации о признаках преступления. Такой подход позволит сэкономить ресурсы (материальные и временные), поскольку отпадает необходимость в дублировании при исследовании информации (вначале в рамках оперативно-розыскной деятельности (документирование) органа дознания, а затем процессуальной деятельности следователя (в ходе проведения отдельных следственных действий), в результате которого велика вероятность потери части информации и искажения ее смысла. В связи с тем, что источники информации о преступлении едины и содержание сведений, которыми они располагают, не зависит от того, какими методами (оперативно-розыскными или процессуальными) они исследуются, следователь, первым соприкасаясь с ними (изучая обстановку на месте происшествия, выслушивая показания лиц, связанных с событием преступления, знакомясь с поступившими материалами и т.д.), воспринимает информацию в полном объеме и может с большей точностью определить ее достоверность и относимость к исследуемому событию, а также допустимость и достаточность для разрешения уголовного дела.

Такое первоначальное восприятие следователя является средством стабилизации им воспринимаемой реальности, оно обеспечивает следователю пространство выбора информации, которая может быть подвергнута обработке и анализу. В этом случае при отборе и исследовании источников информации следователь будет иметь более широкий тактический диапазон действий, а его оценка достоверности получаемых сведений будет точнее.

Однако оперативно-розыскная деятельность порой бывает настолько специфична, что следователь не всегда компетентен в ряде ее вопросов. Субъекты оперативно-розыскных действий прямо не подчинены следователю и обладают определенной самостоятельностью в расследовании, да и часть таких действий может выполняться до начала досудебного следствия. Вместе с тем, вполне очевидно, что в расследовании объективно необходимо согласование всех действий в полном объеме. В таких случаях следователь оказывает управляющее воздействие на оперативного работника путем дачи отдельного поручения, а затем получает готовый результат в виде сведений по существу задания. При этом оценке и управляющей коррекции (согласованию, координации) подвергаются не силы и средства оперативно-розыскной деятельности {механизм действий), а содержание планируемой в задании и полученной в ходе оперативной работы информации.

Стратегически центральным направлением в раскрытии и расследовании преступлений является установление преступника и его изобличение, которые чаще всего осуществляются по описанию примет внешности, способу совершения преступления, предмету преступного посягательства, дактилоскопическим следам, изъятым с места происшествия. Именно их успешному решению и подчинено информационное обеспечение деятельности субъектов расследования.

Это, в свою очередь, предполагает умение уже на начальном этапе соприкосновения с событием преступления собирать нужную информацию, сопоставлять и анализировать ее с имеющейся в банке данных информационных центров, вырабатывать обоснованные тактические решения, т.е. управлять информационным процессом. По своему характеру это будет исходная, осведомительная информация, которой чаще всего оказывается недостаточно для определения оптимальных стратегических направлений раскрытия и расследования преступления и принятия обоснованных тактических решений.

Кроме того, исходная информация может иметь связь с иными событиями (как преступного, так и непреступного характера), не попавшими по каким-либо причинам в поле зрения субъекта познания. Поэтому следователь, преобразуя полученную информацию б принятую конкретной информационной системой форму, передает ее в управление информационных технологий, которое фиксирует (регистрирует), хранит (накапливает), обрабатывает (сопоставляет) ее и в виде итоговой информации направляет потребителю (субъекту познания). УИТ в этом случае является источником вторичной криминалистической информации.

Основным недостатком в работе с информацией на данном этапе является наблюдаемое со стороны субъектов познания пренебрежение необходимостью документальной регистрации и передачи поступающих к ним сведений в УИТ. Нередко многие ценные сведения, поступающие к следователю или оперативному работнику милиции и относящиеся к расследуемому событию, фиксируются лишь в их памяти. Естественно, эта информация оказывается недоступной для других исполнителей, а со временем вовсе теряется. Информационно-поисковые карты заполняются некачественно, что выражается в неполноте описания признаков похищенных вещей, примет внешности подучетных лиц, способах совершения преступлений. В связи с этим возникает потребность в организации такого порядка, при котором все сведения фиксируются и поступают в информационно-поисковую систему (банк данных), обеспечивающую выдачу имеющихся данных по запросу любого заинтересованного субъекта расследования, с одной стороны. С другой - вся поступающая информация оценивается на основе достаточно емких программ ее отбора.

Однако для принятия решения следователю недостаточно только представлять, что следует делать (иметь обоснованные цели деятельности). Необходимо также знать, как при этом действовать, то есть владеть средствами труда (иметь алгоритм поведения). В основе выработки такого алгоритма лежит информация, которую условно называют командной (или процедурной). Источниками командной информации являются рекомендации науки криминалистики, составляющие ее конструктивную часть.

Только соединив три названных потока информации, субъект познания может принять оптимальное, тактически взвешенное решение и эффективно реализовать его в актах поведения. Отсюда обоснованно рассматривать деятельность по расследованию и раскрытию преступлений как единый информационно-управленческий процесс общения следователя и других профессиональных участников уголовного процесса.

Организация общения на досудебном следствии. Специфика организации общения в процессе расследования преступлений определяется множеством факторов, влияние которых носит избирательный характер в различных ситуациях и на различных этапах расследования и проявляется иногда без видимой закономерности. Вместе с тем, в методических целях представляется возможным разделить их на две группы.

К первой группе относятся обстоятельства, связанные с преступной деятельностью:

  • вид и характер преступного деяния (действий, операций, приемов);
  • качественно-количественная характеристика материальных следов-отображений события преступления;
  • психофизиологическая и социальная (криминологическая) характеристика источников идеальных отображений (следов памяти) людей.

Второй группой объединяются обстоятельства, связанные с деятельностью по расследованию преступлений, основным содержанием которой является доказывание. К числу этих обстоятельств могут быть отнесены:

  • материально-техническое обеспечение следователя и его квалификация;
  • нормативная регламентация средств этой деятельности;
  • ограничение сроков ее производства;
  • конфликтный характер взаимодействия следователя с некоторыми участниками;
  • необходимость преодоления в ряде случаев противодействия со стороны заинтересованных в определенном исходе дела лиц;
  • обязательность завершения этапов общения и расследования в целом принятием решений, имеющих правовые последствия.

Определенное влияние на организацию общения следователя оказывает сложившаяся структура построения следственного аппарата и органа дознания в системе МВД.

С позиций науки криминалистики и теории общения под организацией расследования следует понимать лишь наиболее целесообразное построение (упорядочение) профессионального общения следователя (органа дознания) по сбору, обработке и использованию доказательственной информации в рамках конкретного акта расследования, а также применительно к отдельным следственным действиям.

Источник – глава из учебного пособия:

Черечукина Л.В. Организация досудебного расследования: Учебное пособие / МВД Украины, Луган. гос. ун-т внутр. дел. - Луганск: РИО ЛГУВД, 2005. - 536 с.

Реклама
Задачи по экономике с решениями
Статьи по экономике