Процедура мирового соглашения сторон в российском уголовном процессе второй половины XIX в.

Процедура мирового соглашения сторон в российском уголовном процессе, установленная еще Судебными Уставами Александра II, в настоящее время сохранила свою актуальность. Так, в Уголовном Кодексе РФ 1995 г. в статье 76 предусмотрено освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим при совершении преступлений небольшой и средней тяжести и возмещении причиненного вреда. Необходимость такой процедуры в уголовном процессе осознавалась еще в XIX веке.

Целью Судебных уставов 1864 г. было приблизить правосудие к населению, сделать суд гласным, открытым, доступным; судья должен был действовать по возможности примирительно. Так, граф Блудов указывал главной задачей мирового суда соглашение и примирение сторон по уголовным делам, которые были начаты по жалобе потерпевшего. Еще по «Уложению о наказаниях уголовных и исправительных» 1845 г. примирение обиженного с обидчиком являлось обстоятельством, «погашающим наказание» (п. 2 ст. 160). По «Уставу о наказаниях налагаемых мировыми судьями 1864 г.»: «определенное приговором наказание отменялось вследствие примирения с обиженным в указанных законом случаях» (п. 2 ст. 22). На примирение обвиняемого с обиженным указывала статья 16 Общих положений Судебных Уставов среди оснований, прекращающих судебное преследование обвиняемого и не допускающих возбуждения дела. Иные основания прекращения преследования: смерть обвиняемого, истечение срока давности и Высочайшее прощение. По ст. 157 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1866 г. «…приговор о наказании виновного отменялся, если принесший жалобу примирится с виновным прежде исполнения приговора». Примирению не подлежали: «оскорбление подчиненным начальника действием – поднятием на него руки или какого либо орудия; преступления против чести и целомудрия женщин – растление, изнасилование, похищение против воли и обольщение, принуждение кем либо другого к вступлению с ним в брак, склонение к браку слабоумного, приведение лица для этой цели в состояние беспамятства или умоисступления; противозаконное задержание или заключение, если оно сопровождалось истязаниями, мучениями, или имело последствием смерть, либо тяжкую болезнь заключенного» (ст. 395, 1523-1532, 1542, 1543 и 1549-1551 Уложения). Примирительная функция была установлена ст. 20, 35, 104, 120, 142, 165 Устава уголовного судопроизводства. По статьям 20 и 35 Устава примирение освобождало обвиняемого от личной ответственности и признавалось как отречение от вознаграждения, если обиженный не оставил за собою права на иск гражданский. Склонение сторон к миру допускалось как мировым судьей, так и в общих судебных установлениях.

Мировой судья записывал в протокол о примирении сторон и условиях, на которых оно состоялось по заявлению сторон (ст. 142 Устава угол. судопр.). Председатель мирового съезда, в рамках апелляционного рассмотрения дела, обязан был склонять обвинителя с обвиняемым к миру (ст. 165 Устава угол. судопр.). Инициатива выбирать по своему усмотрению удобнейшую для склонения сторон к миру минуту принадлежало именно председателю, который предлагал сторонам примириться даже по выходу судей из совещательной комнаты, но до вынесения резолюции. Последнее не могло служить поводом к отмене приговора. Примирение сторон освобождало обвиняемого от ответственности даже, если примирение состоялось после вынесения приговора, хотя до этого стороны не приняли предложения о мировой сделке.

В случае неявки обвинителя без уважительной причины судья выносил приговор об отказе в жалобе, т.к. не мог склонить стороны к мировой сделке. Вражда обвинителя с обвиняемым, заявленная съезду невозможность мировой сделки, могли служить для председателя поводом к не склонению сторон к миру, не могли служить поводом для кассации. Не служило поводом к отмене приговора, если стороны не были склоняемы к миру, т.к. прекратить дело примирением зависело от самих сторон. Лица прокурорского надзора не вправе были приносить кассационных протестов на допущенные при этом нарушения форм судопроизводства или смысла закона, которые могли быть обжалованы только сторонами, лично заинтересованными делом как в мировых, так и в общих судебных установлениях. За лицами прокурорского надзора сохранялось право протеста в случае признания ими решенного судом дела неподлежащим прекращению за примирением сторон.

Практическая значимость мировых сделок наблюдается на основе статистических данных. В отчете за 1867 г. относительно судебной деятельности мировых съездов, как апелляционной инстанции применительно к мировым судьям, было замечено, что налицо «сравнительно ничтожный % дел, оканчивающихся примирением: по уголовным делам составляют менее 1/30 всех дел, решенных в съезде». Динамика изменения значения мировых соглашений по уголовным делам, разрешенным мировым судом и мировым съездом представлена нами далее. Примирение сторон по уголовным делам наиболее часто применялись в первые годы проведения Судебных уставов (26 % в 1866 г. до 19 % в 1872 г. относительно общего количества всех дел), причем максимум завершения дел через такую процедуру приходится на 1866 г. – 26 %. Так, в дальнейшем число дел, завершенных примирением, неуклонно сокращается (в 1867 г. – 22 %, в 1873 г. – 16 %, в 1876 – 1878 гг. – 13 %, в 1879 – 1881 гг. – 11 %, в 1885 – 1888 гг. – в районе 9 %). Обратная ситуация наблюдалась в мировом съезде – рост количества дел, прекращенных через процедуру примирения сторон. Так, по уголовном делам рост наблюдался от 2,5 % в 1866 г. до 4,5 % в 1871 г. и 4,5 % в среднем (за 1884 – 1888 гг.) при рассмотрении мировым съездом. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. также указывало на примирение, как на обстоятельство, отменяющее наказание (п. 2 ст. 155): «пострадавший может примириться с виновным не только после постановления приговора, но даже и после вступления приговора в законную силу».

21 мая 1891 г. была отменена ст. 35 Устава уголовного судопроизводства, об обязанности мировых судей склонять стороны к миру. Опыт примирения по этого рода делам у мировых судей редко достигал своей цели. С введением 12 июля 1889 г. судебно-административных учреждений было решено перенести обязанности склонения сторон к миру по делам, подсудным общим судебным учреждениям, с мировых судей и уездных членов окружного суда на судебных следователей.

Итак, примирение означало освобождение от уголовной ответственности. Примирение в уголовном процессе осуществлялось по делам искового производства (по жалобе потерпевшего), за счет активной позиции сторон, судья выполнял посредническую роль. Примирение происходило на основе принципов законности, равноправия и правосудия.

Источник: Королев Б.И. «Процедура мирового соглашения сторон в российском уголовном процессе второй половины XIX в.»

Реклама
Задачи по экономике с решениями
Статьи по экономике