Институт окончания досудебного следствия в 1927 - 1960 гг.

При разработки УПК 1927 года законодатель принципиально отразил точку зрения на предание суду как на акт, заканчивающий досудебное производство и являющийся выводом обвинителя о передаче дела в суд и о пределах судебного рассмотрения.

Такая форма окончания досудебного производства касалась всех дел, за исключением дел о преступлениях с санкцией меньше одного года лишения свободы. По ним функция предания суду была возложена на народного судью единолично.

В этот период различались две формы дознания: по делам, по которым предварительное следствие обязательно; по делам, по которым предварительное следствие не обязательно.

Первый вид дознания являлся начальным этапом досудебного следствия, второй был связан с расследованием уголовных дел в полном объеме и осуществлялся в тех же процессуальных формах, что и досудебное следствие.

Функции предания суду и прекращения дела были распределены так же, как руководство и надзор по ведению досудебного производства: органом надзора за дознанием являлся следователь., а за досудебным следствием - прокурор.

Следователь и прокурор, получив материалы (первый - дознания, а второй: - следствия), могли:

  • направить дело на дополнительное расследование (а следователь мог, если это было признано необходимым, принять его к производству);
  • прекратить дело по указанным в законе основаниям (следователь по ст.ст.4 и 197 УПК УССР, а прокурор и по ст.5 УПК УССР);
  • приостановить производство;
  • постановить о предании обвиняемого суду (ст.ст. 213, 214, 215, 221, 222, 223, 227 УПК УССР).

Предание обвиняемого суду следователем оформлялось соответствующим постановлением, к которому предъявлялись такие же требования, как и к обвинительному заключению (ст. 216 УПК УССР). Прокурор предавал обвиняемого суду, утверждая своим постановлением составленное следователем обвинительное заключение, которое обретало силу обвинительного акта (п. 3 ст. 221 и п. 3 ст. 223 УПК УССР).

Окончание следствия характеризовалось следующими процедурами:

  1. Следователь объявлял обвиняемому, что следствие по ею делу закончено и что добытые следствием данные достаточны для предания суду, после чего разъяснял обвиняемому его право ознакомиться со всеми материалами уголовного дела и ходатайствовать перед следствием о дополнении расследования, об истребовании новых доказательств и производстве новых следственных действий.
  2. Следователь представлял для ознакомления материалы следственного производства обвиняемому.
  3. По ознакомлении обвиняемого с материалами следователь спрашивал, есть ли у обвиняемого ходатайство о дополнении следствия. Отклонение ходатайства обвиняемого могло иметь место лишь с указанием мотивов, по которым следователь признает ходатайство не заслуживающим удовлетворения.
  4. В случае, если следователь произвел по ходатайству обвиняемого дополнительные следственные действия, все дело повторно предъявлялось для ознакомления обвиняемому, который вновь мог заявить ходатайство. В тех случаях, когда по делу было привлечено несколько обвиняемых, каждому из них представлялись для ознакомления все материалы следствия, а. не только те, которые непосредственно касались данного обвиняемого.
  5. По выполнении указанных действий следователь, если он признавал, что его вывод о необходимости предания обвиняемого суду остался прежним, составлял обвинительное заключение (ст. 202 УПК УССР).
  6. Прокурор, утвердив обвинительное заключение, придавал ему силу обвинительного акта (п. 3 ст.223 УПК), который содержал его предложение о предании обвиняемого суду.

Таким образом, предание суду по УПК УССР 1927 года было лишено значения самостоятельной стадии уголовного процесса и выступало как элемент окончания досудебного следствия.

В литературе отмечается, что в начале 30-х годов лозунг о рационализации деятельности промышленных предприятий механически переносился в сферу уголовного судопроизводства. Неверное истолкование процессуальных форм привело как к необоснованному расширению круга дел, по которым дознание могло заменять досудебное следствие, так и к передаче прокуратуре: полномочий предавать обвиняемых суду но всем без исключения делам.

В этот же период тезис об усилении классовой борьбы в социалистическом обществе был реализован в уголовном процессе путем введения внесудебного рассмотрения ("тройки", "особые; совещания" и т. д.) с применением высшей меры наказания, упрощенных сроков следствия (до 10 суток) и устранения из него сторон обвинения и защиты, в том числе и на этапе окончания расследования.

В условиях жесткой зависимости прокурора и суда от политической власти и неконтролируемых обществом органов НКВД (а в последствии - КГБ) указанный выше подход к определению конструкции окончания досудебного производства крайне негативно отразился на развитии состязательных начал отечественного уголовного процесса. Он привел к слиянию в лице прокурора и следователя (по делам, по которым проводилось дознание) функций обвинения и разрешения дела, а также к необоснованному процессуальному упрощению, ставшему повсеместной тенденцией в украинском уголовном процессе этого периода и создавшему предпосылки для различного рода злоупотреблений со стороны указанных субъектов. Такой подход к реформированию рассматриваемого правового института неприемлем для Украины, наметившей в соответствии с Конституцией страны усиление состязательных начал национальной системы досудебного следствия.

Источник – глава из монографии:

Гришин Ю.А. Окончание досудебного следствия с составлением обвинительного заключения: проблемы и пути реформирования: , Монография. – Луганск: РИО ЛИВД, 1999. – 252 с.

Реклама
Задачи по экономике с решениями
Статьи по экономике